БЕРЕГИСЬ АВТОМОБИЛЯ

Реальную погоню на компьютере не смонтируешь! В этом уверен наш герой – каскадер, разработчик, постановщик, руководитель технических (авто-, мото-) трюковых съемок Александр Микулин.

Он – один из старожилов Николиной Горы: «стаж» – с 1946 года! Обеспечить его отца, академика, генерального конструктора авиадвигателей Александра Александровича Микулина-старшего, дачей в престижном поселке приказал лично Сталин. Подарок был более чем заслужен: почти все самолеты Великой Отечественной летали на двигателях Микулина. Сын академика Саша, наш сегодняшний собеседник, провел здесь все детство и юность. Александр Александрович и по сей день – «никологорец». Но это в его биографии не главное, хотя и важное обстоятельство. Александр Микулинмладший – один из самых знаменитых российских каскадеров, создатель и исполнитель трюков практически во всех легендарных отечественных фильмах, начиная с 60-х годов. Он и сейчас в свои 80 лет (недавно был юбилей) в прекрасной физической форме! Мы встретились с юбиляром в его «никологорском» доме.

► Александр Александрович (показывая фотографии, занявшие всю стену дома):

Здесь я и моя жена с вдовой Тонино Гуэрра, Лорой, мы – добрые знакомые. Сфотографировались в Италии у дерева, которому около двух тысяч лет! А это – с Георгием Данелия и продюсером Исмаилом Таги-заде в Каннах на конгрессе. А вот цветное фото, на котором мальчик лет двух, а позади него автомобиль. Видите? Как думаете, кто этот младенец? Нет, это не мой внук (смеется), это я. Этот автомобиль Сталин подарил отцу, и кто-то снял меня на его фоне. Можно сказать, что с этого началась моя автомобильная карьера (смеется).

► Как известно, если есть дар у человека, он единственным не бывает. И вот я вижу прекрасные фотографии природы и людей, которые вы сделали, вижу очень красивый и необычный интерьер вашего дома. Значит, вы еще и художник?

Скажу так: я – «профессиональный» любитель. Да, есть удачные фото, которые мне самому нравятся, особенно пейзажные. А гостевой дом такой, потому что сделан с любовью. Все, что вы здесь видите, собиралось и создавалось только мною или по моим эскизам. Вот эту изразцовую печь «под старину» сделали специалисты из мастерской в монастыре, я сам подбирал рисунок изразцов, их цвет. Самое сложное было найти мастера, который бы все собрал и установил.

► Изразцы – просто чудо!.. Ну а теперь о том, в чем вы точно не «любитель». Как вы, сын знаменитого конструктора, стали каскадером?

Началось все с любви к велосипеду (кстати, я был чемпионом Москвы на треке в конце 50-х), мотоциклу, а потом уже и к автомобилю. Интерес к технике – это у меня от отца. В общем, я был неплохим спортсменом. Учился и работал в автодорожном институте и иногда участвовал в массовке на «Мосфильме». Тут во мне, наверное, сказались мамины гены, она была режиссером, преподавала во ВГИКе. Видимо, кинематографисты меня приметили, и однажды (это был 1962 год) я получил предложение сняться в качестве каскадера в картине про автомобильные гонки, он назывался «До завтра…». С этого и пошло. Потом был фильм «Берегись автомобиля!» (кстати, все погони в нем придумал я, чем горжусь, поэтому не буду скромничать), «Неуловимые мстители», «Ошибка резидента», «Старики-разбойники», «Тегеран-43»… Всего на моем счету около 65 картин.

► Вы ведь участвовали в съемках второго варианта фильма «Директор» - после гибели исполнителя главной роли Евгения Урбанского. Погиб он при выполнении трюка на автомобиле. Не страшно было браться за это дело после такой трагедии?

Ничего страшного нет, если ты все предусмотришь и рассчитаешь. В первом варианте снимались в трюковых сценах спортсмены, а наша профессия и их профессия, как говорят в Одессе, две большие разницы. Да, произошла трагедия. Кстати, я считаю, что актеры ни при каких обстоятельствах не должны выполнять трюки. Это бессмысленный риск. Однажды на какой-то мой день рождения друзья на «Мосфильме» выставили плакат «Не делай трюки сам актер, пока есть Сашакаскадер!» (Смеется.) То есть для этого есть специально подготовленные люди. Так вот, когда второй вариант фильма решили все-таки снять с Николаем Губенко в главной роли, ответственным за трюковые съемки назначили меня. Я же отвечал за их безопасность, поэтому иногда даже приходилось вступать в конфликт с режиссером-постановщиком, желающим побыстрее снять эффектный трюковой эпизод, не тратя время на его подготовку. Я такого не допускал. К тому времени я уже поработал в нескольких картинах, имел опыт. Уже сложилась группа профессионалов, толковых ребят, это были механики, каскадеры, конструктор… Мы совсем по-другому все сделали. По сути, заново сконструировали машины. И все прошло хорошо. Мы умудрились поставить в старые грузовики – «ЗИС» и «полуторку» – двигатели «Чайки». Получилось замечательно. Понимаете, в большинстве своем ни авторы сценария, ни режиссеры не представляют, что такое погоня. В сценарии, как правило, написаны лишь три слова: «идет страшная погоня». И все. Точка. Как? Что? А там по кадрам нужно снимать. Один трюк, второй, третий… Целая наука!

► Вот вы говорите, если все рассчитать, то не страшно. Неужели в работе каскадера совсем нет риска?

У меня, к счастью, все проходило нормально, без ЧП. Но небольшой риск, наверное, есть. Скажем, снимали мы «Крестоносец-2» с Иншаковым в главной роли. Это уже 1998 год. И там была гонка по воде. Я – на катере, Иншаков – на аквабайке. Катер – 6 метров длины, мог развивать скорость до 100 км в час (на воде это сумасшедшая скорость). В него садились два актера, оператор с камерой килограммов на 30, ассистент оператора, звукооператор, режиссер Иван Дыховичный – в общем, «груз» на полтонны больше положенного по технике безопасности. А по фильму – на катере лишь двое. Все это значительно усложняло управление. За мной, пытаясь обогнать катер, несется Иншаков. И он, и я виляем на сумасшедшей скорости от берега к берегу по Москве-реке в районе Николиной Горы. За мной от катера – бурун воды. Перед съемкой я Иншакова предупредил: «Следи хорошенько за дорогой!» Но в какой-то момент бурун и волна от моего катера закрыли ему видимость, и Саша на всем ходу лбом сломал толстую ветку ивы. К счастью, осталась только шишка. Рисковали? Наверное.

► Как жена отпускала вас в эти опасные киноэкспедиции?

А я никогда своей жене не докладывал, куда еду и какие съемки меня ждут. Кстати, вместе мы уже 53 года. Жена моя никакого отношения к кино не имеет, она – историк по образованию, а работала всю жизнь в архитектуре. Лишь раз я взял ее на съемки «Директора», которые проходили под Самаркандом, хотел, чтобы она увидела потрясающую самаркандскую «голубую» мечеть. И вот моя жена и еще одна женщина, супруга директора картины, пришли на съемочную площадку. Это было для моей жены в первый и последний раз. Сцену снимали очень сложную: я вел к обрыву машину с полными бочками горящего бензина в кузове, перед ее падением в пропасть выпрыгивал из кабины, и еще через меня на лошадях галопом проскакивала погоня. Причем нужно было сделать так, чтобы машина точно упала в квадрате 7 на 7 метров, чтобы операторы, которые стояли внизу, это падение сняли. И я точно в этот квадрат попал. В общем, после этих съемок жена директора не могла ночью уснуть. От пережитого страха. А моя жена только изумлялась: и зачем так волноваться? (Смеется.) И так всю нашу совместную жизнь она не сомневалась, что со мной всегда все будет в порядке. Хотя на каждой картине какие-то мелочи случаются.

► Что скажете о коллегах, которые работают сегодня?

Я совсем не знаю молодежь. Могу о них судить только по тому, что вижу на экране. А вижу я то, что они – чисто исполнители. Им говорят – они делают, причем делают хорошо. Но профессия-то наша еще и творческая… Недавно меня пригласили в Союз кинематографистов, было какое-то совещание каскадеров. Надо было посмотреть фильмы, в которых особенно ярко проявили себя каскадеры, и выбрать чтото на призы. Посмотрел – ну ничего там нет! Не о чем даже говорить. Я Леонтьеву Валере, тоже каскадеру старой школы, как-то сказал: «Когда я помру, ты будешь номер один». Ему 77 лет. Мы неоднократно работали вместе на трюках с автомобилями и мотоциклами. Хороший парень, но все-таки не совсем фанатик этого дела. Он больше спортсмен-гонщик. На сегодняшний день по автомобильным трюкам наиболее профессионально работает Виктор Иванов. Вместе с сыном он занимается разработкой и исполнением трюков. Ими разработано много приспособлений, облегчающих каскадерам их труд – чтобы машина делала резкий поворот, переворачивалась. Раньше ведь ничего такого не было. Кроме того, сейчас практически все трюки создаются на компьютере. В Америке так уж точно. Но у американцев компьютеры лучше, чем у нас.

► Однако со временем и у нас появятся крутые компьютеры, не исчезнет ли тогда нужда в каскадерах?

Не могу ответить на ваш вопрос. Не знаю. Но настоящую погоню на компьютере не смонтируешь. Вот смотришь на такую гонку в современном фильме, а там – монтажные склейки в трюках каждую секунду. Такая погоня идет, конечно, динамично, но с точки зрения профессионала – это что-то неживое, искусственное. Например, такая «романтическая» погоня, как в фильме «Берегись автомобиля!», не могла быть создана на компьютере. И вряд ли композитор Андрей Петров смог бы написать под «компьютерную» погоню такую замечательную музыку. Понимаете? Поэтому надеюсь, что настоящие каскадеры еще послужат кинематографу! Беседовала Марина Бойкова