ДЕРЖАТЬ УДАР

Буллинг – само по себе сложно диагностируемое явление. В его нюансах разбиралась Наталья Ремиш.

В обществе, где терпимость к насилию достаточно высока и агрессия возведена в норму общения даже в семье, понять, что происходит буллинг, – задача, посильная не всем взрослым. Что же говорить о ребёнке!

Статистика буллинга везде разная, от «каждый третий» до «трёх из пяти». Но проблема заключается в том, что определить происходящее, как травлю, можно, лишь понимая, что такое травля.

В детском коллективе буллингом чаще всего считают применение физической силы, а обзывательства, насмешки, сплетни, бойкоты и другие формы психологического насилия к буллингу не относят. Что категорически неверно. Буллинг включает в себя как физическое, так и психологическое насилие при неравном распределении власти, – есть слабый (жертва) и более сильный (булли), который обычно собирает вокруг себя сторонников, от чего перевес власти становится ещё сильнее.

Традиционно о буллинге говорят именно в контексте детей. Однако всё чаще родители осторожно, как будто извиняясь, задают вопрос: «А что делать, если травит сам учитель?». И это, действительно, нередкая ситуация. Атмосферу в классе в значительной степени формирует сам учитель, и именно он может задать тон общению, выбрав себе «козла отпущения».

– Ой, посмотрите на это чудо-юдо! Заявился опять, как будто только с кровати встал, – едко произносит педагог, и весь класс взрывается от хохота.

– А давайте всем классом почитаем сочинение Васечкина, который сделал 28 ошибок на двух листах, – и весь класс хихикает, поглядывая на одноклассника, как на абсолютно безнадёжного.

Я слышала истории об учителях, которые высыпали содержимое портфеля на парту, выхватывали телефон и зачитывали вслух сообщения, называли учеников дебилами и насмехались над причёской, длиной юбки или макияжем девочек. Это и есть буллинг, и ребёнок не чувствует за собой права на равнозначный ответ.

Корень родительского неучастия в подобных ситуациях кроется в расстановке сил школьной системы. Естьучитель, он учит, воспитывает, формирует личность. Ему сложно управляться с тридцатью детьми одновременно, его нужно уважать и стараться выполнять его требования. И есть ученик, который, конечно, учиться не хочет, ему лишь бы погулять и в окно посмотреть, уроки не сделать и не слушать учителя. В этой системе правда в абсолютном большинстве
случаев оказывается на стороне учителя.

Частично потому, что буллинг со стороны учителя очень трудно обосновать. Где та линия, которая разделяет попытку призвать ребёнка к дисциплине и буллинг? А как ребёнку, которого учат слушаться преподавателя, увидеть эту разницу и суметь донести её до родителей или до директора? Даже банальное детское «злой учитель», скорее всего, будет воспринято мамой однозначно: ребёнок плохо вёл себя на уроке или не выучил задание, учитель его поругал, и теперь ребёнок называет его злым.

Важно помнить, что буллинг – это повторяющееся поведение, цель которого унизить или запугать человека. К сожалению, система образования часто приветствует склонных к давлению людей, считая, что именно они смогут удержать контроль над большой группой детей. И именно поэтому буллинг со стороны учителей распространён больше, чем кажется, а родители, выросшие в такой же системе сдержек и противовесов, не задумываются о том, что система может вовсе не являться нормой.

Если всё же вы – родитель, который считает абьюзивное поведение по отношению к ребёнку неверным, вам придётся принять решение и набраться внутренних сил.

Первое и самое важное – поддержать ребёнка и дать понять, что никто не имеет права его унижать.

Второе – начать собирать данные, чтобы они потом не забылись и вы не вышли в диалог с голословным «вы травите моего ребёнка». Даты, время, что конкретно было сказано и сделано, кто был свидетелем, что ответил ребёнок.

Важно записывать все детали, чтобы быть готовым к ответу школы. Придётся быть не эмоциональным, а объективным.

Если ситуация ещё не зашла очень далеко, встретьтесь с учителем и попытайтесь найти решение. В моём детстве именно это и сработало, хотя отношения с учителем казались мне настолько тупиковыми, что вмешательство мамы могло бы только эскалировать конфликт. Но оказалось, что разговор двух взрослых людей может привести в тому, чтобы ребёнок начал спокойно ходить в школу, избежав насмешек и заниженных оценок.

Если же ситуация так легко не решилась, стоит поговорить с остальными участниками процесса: другими детьми, их родителями. Вызывайтесь волонтёром, приходите в школу на различные мероприятия, старайтесь больше слушать и собирать информацию. Ищите единомышленников. Когда это не один родитель, а группа – идти к руководству школы проще. И если у каждого из вас будет документ с датами и описанием произошедшего, этот разговор будет по существу.