Идут одни старики

Человечество так увлеклось погоней за вечной жизнью, что теперь само не радо. Как выяснилось, продлить жизнь и продлить молодость – совсем не одно и то же.

20 лет назад только 25% населения в развитых странах доживали до 75 лет. Теперь 75 лет – общая норма. По прогнозам, в самых благополучных странах (Японии и Швейцарии) к 2030 году каждый девятый житель перешагнёт 85-летний
рубеж. Мир наполняется Агасферами, которые, уже рассыпаясь в прах, всё равно не могут умереть. Болезнь Альцгеймера, многие виды рака, артриты, остеопороз и связанные с ним переломы – все эти болезни, лишающие человека способности к самообслуживанию, связаны с возрастом. Есть опасность, что основным занятием экономически активного населения в ближайшие 10 лет станет уход за недееспособными стариками – это новая проблема человечества.

Продлевая жизнь, мы, по сути, продлеваем старость – не лучшую её пору. Поэтому современная медицина озабочена не увеличением продолжительности жизни, а антиэйджингом – продлением молодости. Причём не только внешней. С учётом неизбежной победы бодипозитивистов эстетическая медицина теперь – не лидирующее направление в антивозрастной терапии. Гораздо почётнее в наше время быть прикольной старушкой, чем дряхлеющей девой. Современный идеал – это шварценеггеровский терминатор: старый, но нужный. Антивозрастная медицина выделилась в самостоятельное направление... Но это лишь начало пути. Чтобы бороться со старостью, надо выяснить (и устранить) её причины. А с этим как раз проблемы.

ТЕОРИИ СТАРЕНИЯ

Версий множество, и большей частью они сводятся к генетическому коду человека.

Теория запрограммированного старения утверждает, что организм создан для того, чтобы постареть, отжить и умереть, уступив место новым поколениям. «Определённые гены на определённом этапе жизни включаются и выключаются,
чтобы, в конечном итоге, привести нас к старению и смерти», – объясняет Александр Резник, врач-генетик медицинского центра «Атлас».

Согласно эндокринной теории, старение – это снижение выработки половых гормонов, повышение инсулина и инсулиноподобного фактора роста-1, а также другие изменения гормонального фона, которые, в конечном итоге, всё равно запрограммированы генетически.

Иммунологическая теория подразумевает, что ресурсы иммунной системы со временем не восполняются – это приводит к развитию хронических заболеваний (в том числе – рака), которые и составляют суть старения. Последняя атака коронавируса, в результате которой гибли в основном люди в возрасте за семьдесят, наглядно продемонстрировала, что сила иммунитета зависит от возраста.

Теории накопленных мутаций объединены идеей, что организм стареет из-за воздействия внешних факторов на внутренние системы. Главный двигатель старения – накопление мутаций в ДНК.

Теломеразная теория – самая обсуждаемая за последнее десятилетие. Теломеры — это «наконечники» хромосом, нитевидных структур, расположенных внутри ядра клетки. Каждая хромосома состоит из белка и молекулы ДНК. «Представьте себе спутанный шнурок от кроссовок — это хромосома. А пластиковый наконечник на нём — теломера, – объясняет Александр Резник. – Теломеры предотвращают распутывание хромосом и прилипание их друг к другу. С
каждым делением клетки теломеры становятся всё короче и короче. Когда они становятся настолько коротки, что не могут больше поддерживать целостность хромосомы, происходит программируемая клеточная гибель. Роль теломер в старении активно изучается».

Инфламэйджинг (Inflammaging) – одна из самых популярных сегодня теорий. Она утверждает, что старение – это накопление воспалительных процессов. Стерильное воспаление (без инфекционного возбудителя) – сейчас, пожалуй, основной объект изучения в гериатрии.

ЧТО ТАКОЕ АНТИЭЙДЖ

Одни версии – пока ещё поле деятельности ученыхтеоретиков, другие уже активно внедряются в медицинскую практику. Скорей всего, они все имеют право на существование, нет необходимости выбирать единственную и верную. Пока
медицина ещё не может решительно вторгаться в геном, основные усилия антиэйджинга нацелены на
• борьбу с эндокринными нарушениями,
• укрепление иммунных сил организма,
• нейтрализацию внешних негативных факторов;
• поддержание физической активности или хотя бы независимости.

И только потом – на эстетику. Хотя многие по привычке думают, что антивозрастная медицина – это косметология и пластическая хирургия.

В отличие от гериатрии, которая занимается лечением болезней старческого возраста (65+), антиэйджинг в большей степени сконцентрирован на молодых, по меркам ВОЗ, людях (40+) и, по замыслу, должен отсрочить старость, а затем – сохранить дееспособность до самого позднего возраста.

Несмотря на растущую популярность темы и термина, антиэйджинг или антивозрастная медицина не включены в российскую номенклатуру врачебных специальностей. Американский совет медицинских специальностей (ABMS) тоже не сертифицировал его как самостоятельное направление. Поэтому ни в России, ни в США антиэйджинг не покрывается страховкой и считается дорогим удовольствием.

КАК ЭТО РАБОТАЕТ

Как ни банально, ЗОЖ (правильное питание, достаточная физическая активность, хорошая экология и отказ от алкоголя и курения) играет в антиэйджинге более важную роль, чем высокие медицинские технологии. Роль врачей – в том, чтобы программы питания, физических нагрузок и дозировки пищевых добавок подобрать индивидуально. А ежегодный чекап позволяет выявить нарушения на ранних стадиях и затормозить их развитие. С прошлого года даже диспансеризация в рамках ОМС в России стала ежегодной и расширенной для всех, кому исполнилось 40 лет.

Если говорить о лекарственной терапии, то большая часть сегодняшних антиэйдж-методик разрабатывалась в русле эндокринной теории старения. Контроль уровня глюкозы в крови и своевременное назначение препаратов, повышающих
чувствительность клеток к инсулину, предотвращают развитие диабета и метаболического синдрома. А значит, останавливают разрушения, традиционно связанные со «старостью».

Практически нормой стала заместительная (менопаузальная) гормонотерапия у женщин – МГТ. Однако соотношение её рисков и выгод – один из самых спорных вопросов антиэйджинга. С одной стороны, она несомненно повышает качество жизни. «Менопауза обычно сопровождается раздражительностью, утомляемостью, сухостью во влагалище, недержанием мочи, болями в суставах, – рассказывает Нарине Аванесян, кандидат медицинских наук, акушергинеколог медицинского центра «Атлас». – Развивается бессонница, увеличивается вес, увядает кожа, может развиться депрессия. Справиться с этими проблемами помогает МГТ. Она также способствует профилактике остеопороза и значительно
снижает риск переломов в более позднем возрасте».

С другой стороны, риски тромбозов и некоторых других заболеваний на фоне гормональной терапии повышаются. Поэтому «гормональная терапия подбирается индивидуально после сбора анамнеза, в том числе и наследственного. Проводятся более детальные обследования при предрасположенности к тромбозам. «Надо взвесить все за и против», – объясняет эксперт.

Мужчинам, кстати, заместительная гормональная терапия тоже назначается. Правда, гораздо реже, чем женщинам. Но у нас и урологов меньше, чем гинекологов.

«После 30 лет, особенно при недостатке физической активности, постепенно снижается выработка тестостерона, – рассказывает Хуссейн Хайсам Махмуд, врач-уролог медицинского центра «Атлас». – На западе терапия тестостероном активно применяется, в России – пока не очень. А ведь её смысл не только в улучшении эректильной функции. Снижение уровня половых гормонов влияет на деятельность многих систем и органов. Симптомы снижения тестостерона – усталость, депрессия, тревожность, потеря удовольствия от жизни и ухудшение когнитивных функций».

Однако надо помнить, что рак простаты – гормонозависимая опухоль; и соотношение выгоды и риска опять надо рассчитывать индивидуально.

Американская федерация исследования старения, апеллируя к иммунологической теории, рекомендует также разработать индивидуальные графики вакцинации для людей 65+ (в том числе и повторить прививки от «детских» инфекций – кори, краснухи, паротита).

Отработка остальных теорий старения пока в основном ведётся по линии ЗОЖ и профилактики: исключить алкоголь и курение, как основные факторы, приводящие к мутации и воспалениям, правильно питаться (и следить за здоровьем зубов, чтобы сохранить за собой эту возможность), много двигаться.