Лета никто не отменял: Айдан Салахова

Айдан Салахова не дала себе расслабиться даже в больнице – там она рисовала, и занималась спортом, писала дневники.
О том, как переживала и переживает это лето, она ответила нам из своего дома в посёлке "Ягодка-1" – читайте в нашей заметке.

Aйдан Салахова

Наблюдая развитие пандемии в Италии и то, что происходило там с медициной, я бросила свою работу в Карраре, где я уже несколько лет создаю скульптуры из каррарского мрамора, – у меня там мастерская, и последним рейсом успела вылететь из Италии в Россию, Москву: я решила, «если что», лучше надеяться на наших врачей. В одном самолете со мною летели два человека с высокой температурой, поэтому мне не дали «отсиживаться» дома, – я получила SMS о необходимости госпитализации на двухнедельную «обсервацию» в больнице в Царицыно, профилированную специально под это, а не для больных коронавирусом.

Больница оказалась новой, в палате я была одна. Единственная неприятность была в том, что рано утром меня будил человек в скафандре и направлял на меня термометр. Даже больничная еда меня вполне устраивала. Бездельничать я не умею, поэтому уже на второй день в больницу моя бывшая студентка-выпускница из института им. В.И.Сурикова привезла мне бумагу, краски, карандаши, и я начала рисовать. Я развешивала рисунки по стенам палаты, а один из них – изображение врача в защитном костюме – подарила потом больнице. Я занималась спортом online по Ipad с моим тренером – этим компенсировала вынужденное ограничение в физических нагрузках. Дышать свежим воздухом можно было на балконе. Всё происходившее я записывала на мобильный и размещала с моими комментариями в соцсетях, чтобы люди на моём примере знали, что и как происходит в «обсервации». В начале апреля (я была уже дома) галерист и коллекционер Максим Боксер создал в Facebook группу для взаимовыручки художников, торговцев и галеристов – «Шар и крест». Сначала я покупала работы других художников. А потом сама стала создавать «дневник моей изоляции», делая по работе в день как отражение моего состояния в этот момент изоляции. Каждая из них помечена реальной датой, и я выставляла их на продажу. Я очень рада, что в этих сложных условиях, когда все оказались изолированы друг от друга, мне удалось помочь через благотворительный аукцион в этой группе фонду «Детские сердца» и «Лавке радостей» Кати Бермант – моя работа ушла за 75 000 рублей.

Сейчас я счастлива, сижу в своём доме в поселке «Ягодка» рядом с Иславским, наслаждаюсь летом, воздухом, и продолжаю работать: рисовать, принимать участие в культурных мероприятиях online и через Zoom. Ещё в больнице я заказала на дачу компрессор, отбойный молоток и 10 холстов: буду делать скульптуры пока не из каррарского, а из турецкого мрамора. И ждать возможности вылета в Каррару.