НА ОСТРИЕ МОДЫ

Анастасия Углик – об актуальных трендах в мировом дизайне.

В мире современного дизайна о тенденциях говорят три раза в году: намёками – после январской выставки Maison et Objet, уверенно – после апрельского Миланского салона и для закрепления пройденного материала – на сентябрьском смотре в Париже.

Но главное всё-таки происходит на ISaloni Del Mobile – центральном событии интерьерного года. Салон давно вырос из рамок сугубо цехового мероприятия, на котором мебельщики хвастались друг перед другом и прикормленными декораторами достижениями своего уютного и не очень хозяйства в специально отведённом для этого экспоцентре на 24 гигантских ангара.

Сейчас fiera на выселках Милана, где проходит официальная программа салона, – это только небольшая часть истории: главное происходит в городе, который целую неделю в году живёт исключительно дизайном во всех его проявлениях. За каждой дверью, отмеченной растяжкой журнала Interni (он является главным информационным спонсором ISaloni), что-нибудь да происходит: то презентация новых стульев, то коктейль в честь какой-нибудь коллаборации, то концептуальная экспозиция современного художника, то футуристический перформанс. И вот тут-то и стоит искать настоящие дизайнерские тренды – не те прикладные, о которых принято писать в интерьерных журналах, а чуть более глобальные.

Бездумное следование чисто визуальным тенденциям – один из главных грехов начинающего дизайнера. Институт Пантон объявил цветом 2020 года бело-голубой, оттенок обесцвеченного коралла? Значит, в ближайшее время жди появления несчётного числа мертвенно-бледных мудбордов, по которым потом будут создаваться такие же не слишком живые интерьеры. На стендах миланского салона 2019 года живых растений чуть ли не больше, чем стульев? Значит, все мастера декораторского искусства срочно переквалифицируются в садовников и начнут выяснять, какая же комнатная зелень чувствует себя уверенно в условиях недостатка солнечного света. В этом году фурнитура у большинства классических комодов не полированно-золотая, а интеллигентно-латунная, а столешницы в основном из драгоценного цветного мрамора? Значит, немедленно делается далеко идущий вывод, что любимый основательными господами стиль ар деко возвращается, хотя он, справедливости ради, никуда и не уходил.

Аргументы сторонников трендов понятны. Все – и дизайнер, и его заказчики – хотят, чтобы результат их работы был современным: важности понятия zeitgeist («дух времени») ведь никто не отменял. Другой вопрос, что даже за всеми перечисленными выше наглядными проявлениями актуального вкуса лежат куда более глубокие идеи, чем просто выбор цвета или материала.

Умирающий коралл – довольно прямолинейная попытка привлечь внимание к насущным проблемам мирового океана. Обилие растений в комнатах – признак понятного желания восстановить почти утерянную связь общества, состоящего на 85 процентов из жителей городов, с природой. А засилье латуни и мрамора – результат давно идущего экономического процесса, в который вовлечены небольшие итальянские мебельные фабрики, с трудом выживающие под всё увеличивающимся молотом гораздо более дешёвого производства в неевропейских странах.

Зачем непрофессионалу вникать в такие дебри, спросите вы. Разумеется, незачем. Даже большинство людей, включённых в индустрию, считает это излишним – но, если мы в конце дня не хотим остаться один на один со стенами невыразительного модного оттенка, то лучше смотреть не на микро-, а на макротренды, и своего дизайнера призывать к тому же.

А на сентябрь 2019 года они выглядят так.

Инновационные материалы и технологии

Вперёдсмотрящий Филипп Старк вместе с брендами Kartell и Autodesk представил в апреле первое кресло, созданное искусственным интеллектом. Выглядит оно, будто нарисованное пятилетним вундеркиндом, но эргономика на высоте, и сидеть на нём по-настоящему удобно, что с работами французского дизайнера бывает, к сожалению, не всегда. Ещё больше комфорта обещают разработки Королевской датской академии изящных искусств, которые посвящены изучению многообразия человеческих фигур.

Как ни странно, до сих пор всех конструкторов учили проектировать на основе стандартизированной модели тела homo sapiens, но в сегодняшнем социально-культурном климате уже невозможно игнорировать тот факт, что все мы – очень разные. Так что не за горами тот день, когда появится возможность подбирать мебель по своим параметрам, как одежду. Но возможно даже раньше наступит эпоха победившего 3D-принтера – его впечатляющие возможности в области создания крупных объёмных структур продемонстрировал в рамках ISaloni Артур Маму-Мани со своей биопластической инсталляцией для COS. Важной темой являются также запутанные поможет и вам, и миру вокруг. взаимоотношения интерьерных технологий и человека в XXI веке – их напряжённо исследует Google в проекте A Space For Being. Он призван показать, какие чувства и физические реакции вызывает сконструированная компьютером среда обитания. Ну и, разумеется, наступающий интернет вещей – это глобальная технология, которая позволяет холодильнику заказывать молоко безо всякого участия владельца, – требует моральной подготовки и базы: об этом дизайнеры тоже много думают в последнее время.

Дизайн под девизом «Не навреди!»

Как бы мы не относились к апокалипсическим прогнозам относительно ближайшего и чуть более отдалённого будущего нашей планеты, но игнорировать тенденцию на всё экологически безупречное (или хотя бы не такое убийственное) сегодня просто невозможно. О необходимости использовать переработанные материалы, максимально сокращать отходы и бороться с перепотреблением говорят постоянно, но пока промышленный дизайн находится в чуть лучшем положении, чем, например, fashion-бизнес, который признан самым вредным для окружающей среды из всех массовых: мебель люди меняют сильно реже, чем одежду, да и производства у многих брендов относительно экологичны и даже этичны, потому что работают с местными ремесленниками и держатся за своих мастеров.

Но даже если стул из использованных капсул из-под кофе Nespresso – да-да, такое тоже существует – ставить к себе в гостиную вы не хотите, есть элегантное решение, которое поможет и вам, и миру вокруг.

Из экологичного тренда естественным образом вытекает интерес ко всему винтажному, и масса галерей – от легендарной миланской Nilufar до относительно молодого московского «Полисандра» – готова предоставить любому желающему образцы стиля mid-century modern, созданные в 1950-х-1960-х и актуальные сейчас, как никогда. Целый дом такими предметами не обставишь, а вот как ударную точку гостиной использовать их вполне можно.

Стоящие на границе

Междисциплинарность – одно из самых главных определений успешного художника (в самом широком смысле этого слова) на данном этапе развития современной культуры. Поэтому вторжение на интерьерную территорию fashion-дизайнеров, концептартистов и даже, как мы уже видели, роботов – вещь, совершенно естественная. Анн Демельмейстер, оставив свой бренд, занялась керамикой, такой же многодельной и минималистичной одновременно, как и её одежда. Вирджил Абло успевает, кроме собственной линейки и мужского Louis Vuitton, делать коллекции мебели и ковров для IKEA.

Коллабораций с современными художниками в последнее время вообще не счесть. И это отличные новости, потому что любому замкнутому мирку вливание новой креативной энергии всегда полезно. Особенно, если при этом не страдает качество и сохраняются принципы конструирования. Так что смотрите как можно шире и не ограничивайтесь только знакомыми названиями и именами.