НЕ НРАВИТСЯ!

В российской системе школьного образования устарело всё: содержание, методы, форма, – считает жительница ДПК «Загорье», мать трёх мальчиков Наталия Норенкова.

Уже очевидно, что в эпоху свободного доступа к информации, как модно сейчас говорить, «когда у каждого гугл в кармане», основная задача школы – пробудить в детях интерес к предметам и научить их мыслить самостоятельно. Однако ни того, ни другого школа не даёт. Вместо того, чтобы мотивировать детей задумываться, ставить вопросы, обобщать и анализировать, их заставляют отсчитывать клеточки и натаскивают на типовые тесты. Тесты теперь вообще стали самоцелью, с каждым годом их становится всё больше, к ним специально готовятся, чтобы успешно сдать и не подвести учителя и школу, так как за статистикой сдачи строго следят проверяющие органы. Тогда как задания, требующие аналитического или творческого подхода, будь то решение нетиповых задач по точным предметам или написание сочинений по литературе, занимают в деятельности школьника всё меньше и меньше места.

Учат всему подряд в надежде вырастить всесторонне развитого человека, но преподают скучно, делать и думать учат по трафарету, дети на уроках спят. Постоянный стресс от оценок, вызовов к доске, контрольных, окриков учителя и сравнений учеников друг с другом убивает все креативные способности, а у детей накапливается психологическая усталость. Интерес к учёбе теряется ещё задолго до подросткового возраста, мышление при стрессе и отсутствии интереса не развивается.

В данном варианте даже успешный ученик, выполнявший все задания и имевший отличные оценки, заканчивает школу всего лишь с определённым набором знаний и умений – скиллс (skills), которыми скоро будет обладать и робот. Тогда как в сегодняшнем переизбытке информации крайне важно учить детей критическому мышлению, умению анализировать происходящее и отсеивать ненужное. Для того, чтобы быть успешным в стремительно меняющемся мире, надо уметь работать без шаблона, принимать решения в условиях нехватки данных, иметь решимость делать то, что никто ещё не делал. А традиционный подход, заключающийся в том, что ученик должен сидеть, молчать и делать как сказано, направлен на воспитание хороших исполнителей.

Отдельная тема – проектные работы, которые вроде как призваны дать ребёнку возможность проявить себя, сделать что-то, выходящее за рамки учебника, научить пользоваться источниками информации, презентовать свои знания, говорить на аудиторию и дать выплеск творчеству. Но по факту большинство детей не очень ими интересуется, так как в целом интерес к предмету и обучению уже убит формализмом и постоянным стрессом, в котором находятся школьники. В ряде случаев, особенно в начальной школе, уровень требований к проектам таков, что ребёнок априори не в состоянии справиться с ними сам. И тогда проектная деятельность превращается в состязание родительских умений и амбиций, особенно в частных школах, где большинство мам учеников не работают, а занимаются исключительно детьми. Да, навыки подачи материала и работы на аудиторию в этом случае у детей развиваются, но не более того.

В частных школах, безусловно, подход к ученикам более мягкий и индивидуальный, чем в школах муниципальных, но и там преподаватели вынуждены идти по тем же программам и писать всё те же бесконечные проверочные тесты. Да и форма принципиально не меняется. Учитель и учебник остаются истиной в последней инстанции, детям не приходится задумываться, так как знания поступают к ним в готовом виде.

Важной тенденцией последних лет является всё большее включение родителей в образовательный процесс. Обосновывается это необходимостью сплочения семей и укреплением взаимодействия между детьми и родителями. А по сути школа перекладывает на родителей всё больше и больше своих обязанностей, что приводит не к укреплению детско-родительского взаимодействия, а к взращиванию в подрастающем поколении инфантилизма. Предполагается, что родители должны отвечать за подготовку ребёнка к урокам вплоть до старшей школы.

Сегодня учитель считает в порядке вещей сделать замечание маме за то, что её сын забыл форму на физкультуру, хотя сыну уже 14 лет, или потребовать проверять, как собран школьный рюкзак у ученика средней школы. И это уже ни у кого не вызывает удивления. А проверка выполнения домашнего задания родителями в младшей и средней школах считается делом само собой разумеющимся.

Хорошо, что есть ещё школы, которым, несмотря ни на что, удаётся давать детям действительно хороший уровень образования, но таких, увы, единицы. К счастью, почти все они у нас под боком.