ОТ МЕЙЕНДОРФОВ ДО МЕДВЕДЕВА

В продолжение рассказа о дореволюционных усадьбах предлагаем отправиться на Подушкинское шоссе, где за зеленью вековых лип спрятан от посторонних глаз замок Мейендорф.

Кратчайший путь к нему ведет через поселок Барвиха, выстроенный в начале 30-х для персонала одноименного санатория. Минуя череду старых советских домов, вы попадаете на аллею, откуда уже проглядывают сквозь листву готические шпили. Впрочем, если у вас нет особого приглашения, это все, что вам удастся увидеть – далее путь преграждает забор. Гораздо лучше замок можно рассмотреть с территории санатория «Барвиха», а именно – со стороны санаторского пруда, который некогда относился к владениям Мейендорфов.

Вообще Мейендорф – это древнейший род прибалтийских немцев, чья история насчитывает восемь веков. Их родовое гнездо – замок на Даугаве – появился в 1185 году. А шато на берегу Самынкинского пруда – в 1885-м. И поначалу Мейендорфы в общем-то не имели к нему никакого отношения.

Замок построил отставной генерал Александр Борисович Казаков, владелец усадьбы Подушкино, для своей младшей дочери Натальи, сызмальства увлекавшейся рыцарскими романами. Замок начали возводить к 20-летию Натальи Александровны по проекту известного московского архитектора Петра Самойловича Бойцова. Строительство продолжалось одиннадцать лет. И когда в 1886 году Наталья Казакова впервые вышла замуж за полковника Генштаба Веригина, подмосковный особняк пошел ей в приданое.

Наталья Веригина была фрейлиной императрицы Марии Федоровны, которая вместе с августейшим супругом Александром III посещала усадьбу в Подушкине в 1886 году. Вообще члены императорской семьи нередко отдыхали в замке по пути от железнодорожной станции Одинцово в свои имения в Ильинском и Усове. В 1896 году в замок заезжала и новоявленная императорская чета – Николай II и Александра Федоровна, о чем красноречиво повествуют мемориальные таблички на стенах замка.

Сама Наталья Александровна после смерти первого супруга в 1898 году повторно вышла замуж за статского советника, барона Михаила Феликсовича Мейендорфа. И как кстати пришелся к ее новому титулу баронессы готический замок! В начале ХХ века Мейендорфы реконструируют его с помощью того же Бойцова, усугубляя старогерманскую стилистику. Сосед из Архангельского, князь Феликс Юсупов в своих воспоминаниях именует усадьбу «рейнским замком». Интерьеры его также отсылают в эпоху Средневековья: дубовые лестницы, дубовые панели на стенах, дверных порталах, окнах. В пышно оформленных залах – камины высотой в человеческий рост. На стенах коллекции оружия и картин, на полках – старинные книги и саксонский фарфор.

В то же время перед входом в замок появляются Верхний пруд, фонтаны, регулярный липовый парк. Близ парка создается большой оранжерейный комплекс, где выращивают не только любимые баронессой розы, но и южные экзотические фрукты. На высоком берегу Самынкинского пруда возводят дом управляющего, конюшни и хозяйственные постройки – также в средневековой стилистике. Ансамбль усадьбы Мейендорф дополняет Церковь Рождества Христова.

Впрочем, долго наслаждаться всей этой красотой Мейендорфам не пришлось. В 1913-м барона назначают первым секретарем русской дипломатической миссии в Дании – и супруги отправляются на новое место службы. А грянувшая спустя четыре года революция окончательно отрезает их от России.

После Октябрьской смуты замок оккупируют беспризорники, в 1920-х в нем устраивают колонию для детей погибших красноармейцев, в войну – госпиталь, в мирное советское время – клуб для персонала санатория. Большая часть имущества, находившегося в замке, оказалась разграблена еще в первые годы после революции. Из художественных ценностей до наших дней сохранился только гобелен «Великий потоп» в главной гостиной замка, и то только потому, что был расположен на потолке.

Реставрация замка началась в 2001 году по инициативе с самых верхов. В 2008-м усадьба Мейендорф стала загородной резиденцией президента Дмитрия Медведева. И по сей день здание принадлежит Управделами президента, здесь иногда принимают высоких гостей, а что еще происходит за забором – широкой общественности неизвестно.