РАЗГОВОР С ПОБЕДИТЕЛЕМ

Хабиб Нурмагомедов ответил на вопросы учеников Гимназии имени Е.М. Примакова и их родителей. Мы записали этот интереснейший диалог, в котором Хабиб рассказал о своём пути в профессиональном спорте, описал взгляд Путина и порассуждал о том, как выгодно вырастить огурцы на Кавказе.

Начну с того, что я очень рад вас видеть. Мне гораздо больше нравится общаться с молодёжью, с детьми, чем, например, с журналистами. Хочу отметить, что большинство людей меня знают исключительно как бойца и редко меня видят иначе как в октагоне, но лично для меня первостепенной всегда была учёба, и только потом – спорт. Я старательно и с интересом изучал языки, историю, географию (хотя по математике и физике у меня были не такие хорошие оценки). И до сих пор я продолжаю учиться и уверен – получать образование можно и нужно в любом возрасте. Всегда ставьте учёбу на первое место, потому что, если у тебя есть мышцы, но нету мозгов, тогда будут проблемы. А если у тебя есть мозги, но нету мышц, проблем у тебя будет существенно меньше, ты всегда найдёшь, чем заняться, и не потеряешься в этой жизни. А вообще хорошо, когда есть и то, и другое – не каждому дано, но это большой плюс. Когда я заходил в это здание, я увидел надпись «Гимназия» – я тоже учился в гимназии, не в такой, конечно, как здесь, 38-я гимназия в городе Махачкале. Так что, можно сказать, у нас очень много общего.

► Не вырабатывает ли занятие единоборствами озлобленности к людям и не смотрите ли вы на простых людей, как на слабаков?

Когда ты тренируешься, конечно, какая-то энергетика скапливается. Бывает, хочется кому-нибудь «дать». Но когда ты – профессиональный боец, когда ты всю жизнь занимаешься этим, то твои ноги, твои руки – как холодное оружие. В России это не утверждено законодательно, но в Америке борьба очень популярна, и они вывели эту законодательную форму, работающую в суде. Применяешь свои навыки к обычным людям – с точки зрения американского уголовного кодекса, это как бы применил к человеку нож. Поэтому никогда этого не делаю, даже по отношению к тем, кто этого заслуживает. Так что я не смотрю на обычных людей, как на слабаков, я смотрю на них, как на людей, которые не занимаются моим видом спорта, и не более того.

► Какую роль ваша семья и отец играют в вашей жизни и в спортивной карьере?

Мой отец – мой тренер с тех пор, сколько я себя помню. И я не думаю, что воспитание меня во всех аспектах было лёгким делом. Сейчас я тоже – отец и понимаю, что мой отец чувствовал по отношению ко мне. Не думаю, что в этой жизни вообще есть более важные вещи, чем семья.

► Что вас мотивирует?

Знаете, меня часто об этом спрашивают – последнее время чаще всего в контексте того, зачем я остаюсь в спорте после того громкого боя (6 октября 2018 года Нурмагомедов победил ирландского бойца Конора Макгрегора, защитив титул чемпиона в лёгком весе UFC – ред.). Я, если честно, мотивацию не терял, чтобы её искать. Она неизменна с детства – соревновательный дух и желание доказать, что для человеческого организма нет пределов в развитии.

► Какая самая главная цель в вашей жизни?

Даже не знаю, одну выделить сложно. Сейчас у меня столько проектов, столько всего в голове, я даже озадачен. Сейчас я у себя в горах построил парник, выращиваю там огурцы. И хочется, чтобы созреваемость этих огурцов пришлась на конец декабря, тогда они будут стоить 220 рублей за килограмм. А вот в прошлом году парник вышел на март месяц, они тогда стоили где-то 80 рублей. Вот одна из целей, которые меня сейчас волнуют.

► Какой ваш бой был для вас самым трудным и что вы испытывали?

Ну, перед трудным боем ты обычно не знаешь, что тебе предстоит трудный бой. А вот после боя уже анализируешь, чего ты ожидал, что у тебя на деле получилось, почему так получилось: вроде бы планировал легко, а получилось тяжело, где-то недооценил, где-то недоработал, так что ошибки бывают всегда и надо проводить работу над ними. В 2012 году у меня был бой с одним бразильцем в Лас-Вегасе (бой с Глейсоном Тибау – ред.) – вот это было тяжело. И даже дело не в том, что я совершил какие-то ошибки. Просто мне на тот момент было 23 года, и у меня это был второй бой в UFC, а сопернику было 29 и боёв у него было 17. Это разный уровень опыта, так что было очень сложно. И тот тест, который я прошёл, стал для меня большим скачком в росте как профессионального бойца.

► Скажите, какое самое главное качество мужчины, по вашему мнению?

Я думаю, что выделить одно будет сложно. Нужен целый ряд качеств, и вообще я думаю, что в наше время просто оставаться мужчиной – уже тяжело. Совершать какие-то поступки с большой буквы, сейчас такому люди удивляются: «Вот это да!» – говорят. И это показывает, что таких поступков стало меньше. С этим у нас кризис. Честь, доброта, справедливость, милосердие, но больше всего справедливость – вот что необходимо.

► О чём вы думаете, когда смотрите в глаза сопернику перед боем?

Вот, например, в предпоследнем бое (с МакГрегором – ред.) соперник не смотрел мне в глаза. И тогда я понял, что он не хочет видеть меня. А до этого говорил много и в глаза смотрел, заявления делал. А когда мы зашли непосредственно в клетку, то там между нами был судья, и я тогда понял – он хочет, чтобы это просто быстрее закончилось. И в такие моменты понимаешь, что ты уже психологически победил своего соперника. А иногда смотришь и ничего не можешь разглядеть. Бывает, попадается психологически очень стойкий боец, глядя на которого понимаешь, что придётся долго с ним возиться и просто так он не сдастся. Как говорится, глаза не врут.

► Какое у вас есть хобби, как вы проводите свободное время?

Люблю наблюдать за животными, но охотиться не люблю. Путешествовать люблю, но сейчас стало тяжело путешествовать – очень много внимания. А вот, например, в Германии, в Швейцарии не так много людей тебя узнают, и там легче гулять.

► С чего вы начали свою карьеру и против кого был ваш первый бой?

Сколько себя помню, всё время занимаюсь чем-то, у нас дома был маленький спортзал. Если честно, свой первый любительский бой я не помню – мне было пять или шесть лет, тогда я только начинал. А первый профессиональный бой – это был 2008 год, лето, Полтава. И оттуда уже пошлопоехало.

► Какой из побед вы гордитесь больше всего?

Когда-то в юности была большая гордость за свои победы. А сейчас это уже особого удовольствия не приносит, если сказать честно. За исключением одного боя: того человека я с удовольствием бил (речь о бое с МакГрегором – ред.).

► Каковы ваши действия в случае проигрыша?

Не знаю. Я не думаю, что для меня это будет большое бедствие. Будет обидно, как мужчине, конечно же, ну а что делать – это соревнование. Выйти, проиграть – это не позор. А вот болтать, а потом выйти и ничего не сделать, вот это уже позор. Ну вот в последнем бою был достойный противник, мне не было бы обидно, а вот этому придурку (речь опять о МакГрегоре – ред.) – было бы, наверное, очень.

► Вы когда-нибудь задумывались, что будете делать после завершения спортивной карьеры?

Естественно, задумывался, есть планы, проекты. Мне уже 31, и моя спортивная пенсия уже не за горами. Всего пара лет осталась.

► Будет ли у вас бой с Фергюсоном и почему его отменяли четыре раза?

Да, будет. Отменяли из-за травм, то у меня, то у него. И эта предыстория делает бой таким ожидаемым. Мы сейчас наравне – у нас 12 побед в UFC, так что бой будет очень интересный.

► Что вы испытывали, когда смотрели в глаза не сопернику, а Владимиру Владимировичу Путину?

Я его спросил, как дела? Не устаёте от всего этого, от постоянных перелётов, от этой вечной суеты, как вы вообще всё это выносите? Он ответил, что занимается спортом, и спорт снимает стресс, уделяет внимание здоровому образу жизни. Такого вот face to face взгляда у нас не было, но эта пара встреч произвела на меня впечатление, что он очень устаёт. Как говорится, загнан в угол людьми. 

Другие новости