НАДЕЖДА ― НА НОВЫХ ЛЮДЕЙ

Дерк Сауэр, основатель газеты «На Рублевке», житель Жуковки

с 26-летним стажем — о положительной и отрицательной динамике.

Прекрасная новость: к читателям вернулась газета «На Рублевке», теперь с приставкой Life. Рублевка заслужила право на свою газету и интернет-сайт, потому что это одно из самых уникальных в России мест.

Так что у меня теперь есть возможность высказать несколько соображений о поселке Жуковка, который моя семья называет домом уже 26 (!) лет.

С того момента, как вышла моя последняя колонка, произошло столько изменений. И начать я хотел бы с позитивных. Мы частенько жалуемся на неадекватное поведение властей и коррупцию, но я должен сказать следующее: по крайней мере, в той части Рублевки, где живем мы (между «Царской охотой» и рекой Москвой), ситуация с коммунальными услугами, наоборот, улучшилась. У нас прекрасно работает водопровод, нет отключений электричества: а ведь еще несколько лет назад это были наши стандартные беды. Пробки стали меньше, а значит, теперь легче добираться до города. Местные власти установили замечательные фонари, а стало быть, можно спокойно гулять по улицам даже ночью.

Сами улицы стали значительно чище. На берегу реки появились аж целых три детские площадки, дорожки для пеших прогулок, бега и велосипедная. Жуковка больше не вечная стройплощадка, и мы наконец наслаждаемся тишиной, одним из главных загородных специалитетов. Да, конечно, дороги наши по-прежнему таковы, что их иногда проще представить себе в стране третьего мира, — но других жалоб у меня нет. Но не бывает рая совсем без проблем.

Некоторые части Рублевки сейчас похожи на селения-призраки. На нашей улице больше половины домов стоят пустыми. Да, разумеется, осталась охрана, но семьи, которые в них жили, уехали. Загляните на любой сайт о недвижимости: вы найдете сотни, в буквальном смысле слова, объявлений о продаже домов и участков. И мы все знаем, что цены, которые просят хозяева, весьма далеки от реальности. 10-миллионный дом вряд ли кто-то приобретет больше, чем за два-три миллиона. Один риелтор так и сказал мне: «В настоящее время никакого рынка недвижимости на Рублевке нет. Это знают все участники». Таким образом, мы понимаем, что инвестиции в наш собственный дом подверглись серьезному удару. На самом деле, Рублевка (Москва тоже, но в меньшей степени) — один из немногих сегментов, где цены упали весьма существенно. Куда уехали все эти семьи? Лондон, Нью-Йорк. Некоторые — в тюрьму. В результате коттеджи стоят брошенными, а в нашем климате это смерти подобно. Гуляя по окрестностям, я все чаще вижу дома, которые разваливаются прямо на глазах. Текущие трубы, гниющее дерево, облезающая штукатурка. Улицы становятся красивее, дома — уродливее. Это очень пугающая тенденция. Надеюсь, однако, что вскоре придет новое поколение, которое с удивлением обнаружит, что на Рублевке по-прежнему самый чистый воздух и что до нее довольно легко добираться из города. И у меня снова появятся соседи.