ЧУЖИЕ ЗДЕСЬ НЕ ХОДЯТ

Очевидное-невероятное: лучший, с моей точки зрения, поселок на Рублевке, из старых, барвихинская «Новь» наконец отгородилась от внешнего мира.

Случилось это, видимо, совсем недавно. И было обнаружено мною в ходе традиционного восьмимартовского обхода ввереных в мое попечение окрестностей: уж больно шептала погодка. Теперь, чтобы добраться пешим ходом от платформы «Раздоры», скажем, в деревню Барвиха, надо будет делать изрядный крюк. И я отношусь к этому со знаком плюс.

Значительно менее заслуженные, едва из колыбели, коттеджные поселки имеют подчас по несколько поясов охраны, а «Новь», существующая с 1927 года, где каждый, то есть в буквальном смысле слова каждый дом — легенда, живая или мертвая, был доступен всем кому не лень. Надо сказать, члены дачно-потребительского кооператива, в правление которого, кстати, входит Федор Бондарчук, долго держались. «Новь» даже шлагбаум ставила неохотно. Но, видимо, даже ангельскому терпению есть предел: толпы москвичей с «тропы здоровья» Ромашково — Раздоры и гастарбайтеры со всех близлежащих строек не добавляли обаяния тихим прелестям здешних мест. Отчего-то было принято решение сохранить возможности прохода в магазин: с 9.00 до 21.30 можно позвонить в домофон (на фото) и объявить об этом своем желании.

Я не очень понимаю, по каким признакам охрана может отличить главного редактора газеты «На Рублевке Life», и впрямь направляющегося уверенным шагом за свежим «Жигули Барным», от злоумышленника, собирающегося вскрыть дачу Старостина, Смыслова или Петросяна или справить малую нужду на забор маршала Судца.

Пожалуй, это изъян в абсолютно идеальном нововведении. И кстати, о магазине. Складывается странное впечатление, что именно он сыграл в этой истории решающую роль. Его неожиданно обнесли рабицей, поставили калитку и, видимо, будут проводить видеонаблюдение. Почему? Что стало толчком к такому решению?

Кража сельди атлантической? Репчатого лука? Морковки? Продавщицы молчат как партизанки! Как бы то ни было, а еще одна страница из прежних времен перевернута. И бог с ней!