Лунная гонка: старт с "Нови"

12 апреля Россия отпраздновала День космонавтики, но мало кто знает, что в ее становлении огромную роль сыграл тишайший дачный поселок «Новь» в Барвихе. Рассказывает житель «Нови», выпускник МВТУ им. Баумана, журналист-международник и дипломат Сергей ЗИМИН.

Семья Королевых в поселке «Новь», что у железнодорожной

станции Раздоры, неизменно пользовалась и пользуется вниманием и уважением среди обитателей. На фото-стенде в правлении поселка, посвященном этой незаурядной семье, ставшие историческими дачные фото Королевых: пилот Сергей Королев, 1929 г., Сергей Павлович с женой Ксенией Максимилиановной и дочерью Наташей, 1936 г., семейный обед на даче и прогулка по берегу Москвы-реки, 1936 г., с мамой Марией Николаевной, 1951 г., с отчимом Григорием Михайловичем, 1954 г.Но в силу секретности, ограждавшей работу и творчество Сергея Павловича Королева от чужого взора и назойливости почитателей, эта семья для неосведомленных не отождествлялась с генеральным конструктором ракетно-космической промышленности СССР, покуда страна и мир не узнали о нем как об отце советской космонавтики. Но и не только: академику и выдающемуся конструктору выпала доля плодами своего труда изменить и мироустройство всей планеты. 4 октября 1957 года в СССР ракетой С.П. Королева был запущен первый в мире искусственный спутник Земли. Знаменитый радиосигнал «бип-бип» известил не только об открытии космической эры, но и о крушении гегемонии США в ракетно-ядерной сфере и наступлении биполярного мира, оградившего человечество несокрушимым оружием возмездия от угрозы термоядерной войны.

Мы делаем ракеты, как сосиски на автомате, — будто бы бахвалился Хрущев,отдавая должное вкладу С.П. Королева в обеспечение безопасности Родины, а президент США Джон Кеннеди якобы дрожал от пят до кончиков волос, признавая оборонный паритет с СССР. А тем временем под королевским ракетно-ядерным зонтиком семимильными шагами развивалась мирная космонавтика. В уникальности, надежности и разумной дешевизне космической техники, созданной под руководством Королева, иностранные специалисты убеждаются раз за разом при пилотируемых пусках международных экипажей к МКС с космодрома Байконур. Перед очередным космическим пуском экипажи космонавтов и группы-«пусковики» совершают ритуальное действо — посещение Музея истории космодрома Байконур, а главное — музеев-квартир генерального конструктора С.П. Королева и первого космонавта планеты Ю.А. Гагарина. Скромные коттеджи со всеми удобствами. Скромная, без излишеств обстановка, характерная для командированных. В своем коттедже Королев проводил недели и месяцы напролет, лично отрабатывая и совершенствуя сконструированную под его руководством технику. Космодром Байконур в степях Казахстана у поселка Тюратам. Ожидание очередного пуска. Накануне в степи прошел сильный дождь и выпал глубокий снег. Электрики-новички из стартовой команды засомневались: электроника коротит на ракетный корпус — старт навряд ли состоится. Старички спокойны: наша техника не подведет. Раннее утро. Небо, как по заказу, неожиданно полностью очистилось от туч. Снег моментально сошел, и степь в одночасье покрылась красно-желтым цветом распустившихся тюльпанов. Команда на пуск. Сначала яркая вспышка под ракетой, потом облако испаряющегося кислорода, а там — пламень и ракета... пошла! Пошла! «Отклонений от расчетной траектории не имеется, — комментирует по громкоговорителю ведущий. — Есть отделение первой ступени! Второй ступени! Корабль выведен на расчетную траекторию полета к МКС!» Взрыв оваций. Все друг другу жмут руки, обнимаются! Перехватывает в горле от гордости за нашу технику, конструкторов, проектировщиков, рабочих. Наблюдающие пуск с автором этого материала в том числе не имеют прямого отношения к этому действу, но сопричастность ощущают всеми клеточками организма.

Это мы советские, русские, россияне! Все наше, родное, отечественное! Многие десятилетия инженерная профессия в нашей стране заботливо культивировалась и пользовалась престижем ничуть не меньшим, чем в наши дни долларовые бухгалтеры, финансисты, юристы. Полет Юрия Алексеевича Гагарина в космос дал новый сильнейший импульс молодежи идти в инженры. При этом отличительной особенностью технического образования тех славных лет была тесная связь вузовского обучения с производством. «Мощным войдешь — тощим уйдешь» — так неформально расшифровывалась в годы С.П. Королева по за- главным буквам аббревиатура Московского высшего технического училища имени Н.Э. Баумана, одного из старейших втузов и крупнейшего учебного и научно-исследовательского центра СССР и России в области машино- и приборостроения, в первую очередь ракетной направленности. Для иллюстрации студенческих лет в МВТУ преподаватели обычно показывали открытую ладонь, где загрузка курсов выстраивалась по высоте и толщине пальцев правой руки.

От мизинца — самого тонкого и слабого, как первого курса, до безымянного и среднего — самых длинных, характеризующих высочайший уровень учебной загрузки на втором и третьем курсах, и наконец, до указательного и большого — четвертого и пятого курсов, со сравнительно невысокой загрузкой, но зато большим потенциалом использования накопленных знаний. В те годы первокурсники, и автор в их числе, начинали свое обучение

по вечерней системе с двухсменной работой на заводе. Физически та система была на грани невозможного. Одну неделю приходилось вставать к первой смене на заводе в пять утра, а потом, после вечерней учебы, возвращаться домой за полночь. Другую считали «легкой»: вставали на учебу чуть позже, но после заводской смены добирались до дома опять за полночь. Да еще домашние работы, проекты, зачеты и экзамены. Часть лекций по коммерческим и технологическим причинам засекречена: обучение ведется на примерах самых передовых технологий. А на четвертом курсе — специализация с практикой на профильных предприятиях и ракетно-космических полигонах.

Голая степь, ровная, как стол, невыносимая жара. Это знаменитый полигон Капустин Яр. Пуск ракеты рано утром. Идет заправка. Топливо — гептил, жутко ядовитая жидкость, практически не вымываемая из организма. Окислитель — азотная кислота, не безопаснее гептила. Солдаты-заправщики в полностью изолирующих резиновых скафандрах. Мы — студенты-практиканты — за линией старта. Нас щадят и жалеют. Наконец, команда «пуск». Под ракетой вспыхивает пламя, и в клубах ядовитого желтого дыма она уходит в небо. Оставшееся от ракеты желтое облако медленно плывет, слава богу, не в нашу — студентов — сторону, рассасываясь по пути. Крещение в ракетчиков состоялось! На пятом курсе — еще одно крещение в ракетчиков и принятие военной присяги в боевом ракетном дивизионе ПВО. С последнего курса нас прикрепляют к «почтовым ящикам» — засекреченным также по коммерческим и технологическим соображениям конструкторским бюро и предприятиям, куда выпускникам предстояло в будущем распределиться. Я, как дипломник МВТУ, получил назначение в головной «ящик», чья ведущая инженерная группа работала в те дальние годы над схемой заправки лунного модуля. В нем с помощью суперракеты Н-1 (Н — «новая»), задуманной Сергеем Павловичем Королевым предположительно еще в бытность в «Нови», предполагалось высадить советских космонавтов на Луну и вернуть их обратно. То был масштабнейший проект! Ракета размером с небоскреб, десятки двигателей! Специально выстроенный исполинский стартовый комплекс. Десятки тысяч задействованных высококлассных специалистов-ракетчиков, бесчисленное количество министерств и ведомств. И в их числе студенты-дипломники целого ряда втузов во главе с МВТУ, МАИ, МЭМ и пр. 20 июля 1969 года американские астронавты Нил Армстронг и Базз Олдрин первыми высадились на Луне с помощью американской ракеты- носителя «Сатурн-5» и лунно- го аппарата «Аполлон-11». Лунную гонку — своеобразную кульминацию научно- технического

противоборства сверхдержав в холодной вой- не — Советский Союз в тот период проиграл. Виной тому последняя — холодная война, отбиравшая у народа средства, необходимые для

всестороннего развития страны и покорения Луны. В постсоветские времена ракетно-строительная отрасль сильно потеряла в весе. Однако основа сохраняется. Хоть и поредела, но жива конструкторская школа: на кульманах — разработки двигателей будущего — с изменяющейся тягой, многокомпонентные, ядерные, фантастические фотонные, ионные. Выстроен и новый космодром Восточный. Не за горами пуски новой сверхсовременной ра- кеты «Ангара». Обнародованы и новые планы освоения Луны. Задуманная Королевым — будем думать, в «Нови» — идея покорения естественного спутника Земли жива и поныне. Старт с «Нови» — не фальстарт. Лунная гонка продолжается, и победитель в ней еще не определен.