Святая простота

Обозреватель моды «На Рублевке Life» Оксана ПОДИУМНАЯ видит одни только плюсы в том совершенно очевидном факте, что роскошь из удела избранных становится вполне массовым соблазном.

«Минимализм— забава богачей. Все плюсы аскетическогообраза жизни на ладони — вот только,чтобы поиграть в аскета, не обязательноизбавляться от денег»

Слово «роскошный» — наравне с не менее надоевшими «изысканный» и «шикарный» — в приличной глянцевой прессе давно не используют. Его за ненадобностью сбыли многочисленным московским пиарщицам — и теперь «роскошь» нет-нет да мелькнет в пресс-релизе, посвященном новой сумке от уважаемого итальянского бренда или фену ценовой категории «за тридцать тысяч». Слова, считайте, больше нет. А роскошь — все равно есть.

Слушать тех, кто уже который год ностальгирует по люксу из тучных нулевых, крикливому и горделивому, не советуем: время пуленепробиваемых локонов из постперестроечных разновидностей «Чародейки», бандажных платьев Herve Leger и семейных визитов за устрицами в соответствующие места, извините, прошло. Устрицы — окей, устрицы под инструментальные каверы на певца Михайлова, в окружении щедро усыпанных «ванклифами» пухлогубых дам — нет, не окей. Картину, которую мы сейчас вам описали, вообще рекомендуем забыть навсегда: про роскошь нулевых уже и так-то пошутить неловко — все давно отсмеялись. Места, которые когда-то ассоциировали с сочным гламуром образца две тысячи пятого, закрылись — а если и возникают новые в их традициях, то неизбежно становятся резервацией для совсем отчаявшихся. Или для девушек с неправильными жизненными ориентирами (только таких и видели в Siberia на Большой Никитской).

Пока девушки патрулировали Siberia в поисках мужа мечты, а замужние дамы в «ванклифах» давились устрицами, понятие роскоши эволюционировало. Последние несколько лет за тяжелейший люкс считается именно минимализм. Недавно автору этой колонки попался набор презабавных иллюстраций от популярной инстаграмной художницы Джули Хутс: типажи завсегдатаев миланской и парижской Недель моды. Среди них особенно выделяется дама, названная the luxurious Spartan — самым подходящим переводом тут будет «люкс-аскет». Аскетичная дама одета в черную водолазку чистейшего кашемира (подпись гласит: «Закупает по двадцать пять таких каждый год»), простой синий бушлат и безразмерные, но идеально выглаженные брюки цвета слоновой кости. Макияжа на спартанке не видно — зато поддерживать ее удлиненное каре в правильно небрежном виде стоит «дороже, чем снять в Милане квартиру-студию».

Модные критики каждый сезон клянутся, что устали от моды. Большим шиком в индустрии считаются не отороченные мехом слиперы в цвете сезона, а именно вышеупомянутые 25 черных водолазок. Желание тратить деньги никуда не пропало — просто тратят их модники теперь по-другому: лишь бы никто не подумал, будто вы пытаетесь впечатлить или поразить. Добротный крой в почете, как никогда, а вот отделанные перьями рукава и опасной красоты туфли, простоять в которых три часа равносильно подвигу, — нет. Скромный бежевый плащик Lemaire обойдется дороже, чем питоновые лодочки Christian Louboutin с бантами, и на то есть причина. Выбор плащика сигнализирует: вы — среди знающих, повидавших всякие банты и давно пресытившихся.

В этом-то и весь дендизм. В конце-то концов, ничто не выглядит так дорого и современно, как непоказное безразличие к моде. Но забудем на время об одежде. Минимализм стал крупнейшим на сегодняшний день лайфстайл-трендом — если не сказать идеологией. На страницах журналов об интерьере — сплошь полупустые, с белыми стенами квартиры. Дизайнер Рик Оуэнс зашел дальше — и многометровые парижские апартаменты (в историческом доме недалеко от Пале Бурбон) обустроил по принципу «чем меньше, тем лучше»: облупленные потолки, матрас чуть ли не на полу, единственная прикроватная тумбочка из костей неизвестного науке животного. С Оуэнсом все, в принципе, понятно, он

и в модной индустрии считается за мужчину экстравагантного, но простота манит не только его. Американки средних лет и достатка выше среднего все как одна пару лет назад бросились организовывать и переорганизовывать свою жизнь по методу Мари Кондо, автора книги «Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни». Суть метода Кондо: возьмите и избавьтесь от всего лишнего.

Если вещь не доставляет вам радости, лучше выкиньте —и неважно, 50 евро вы за нее отдали прошлой осенью или 5000. После нескольких сеансов такого экзорцизма у вас, как обещают, оперативно наладится все: от мироощущения и кармы до ситуации в личной жизни и отношений с начальником-истероидом. Руководства от предприимчивой Кондо продаются не хуже, чем бутылочки детокс-соков, абонементы на пилатес и прочие вещи, так необходимые американкам для полного просветления. Да, минимализм на самом деле превратился в изощренную духовную практику — но, в чем смысл этой практики, без бокальчика розе не разберешься. Одни говорят: «порядок в жизни». Другие — «разумное потребление». Не верьте всему этому: зачистка шкафа от лишних платьев — не про саморазвитие, а роскошь в принципе не имеет ничего общего с активной жизненной позицией.

Гораздо точнее недавно описала суть предмета колумнистка сайта с говорящим названием The Financial Diet в статье, разошедшейся по всему англоязычному интернету: «Минимализм — забава богачей. Все плюсы аскетического образа жизни на ладони — вот только, чтобы поиграть в аскета, не обязательно избавляться от денег». И это, мы считаем, неплохо.