В унисон с природой

На наши вопросы ответил швейцарский архитектор Даниэль Шиндлер, автор проекта КП «Березки».

► Даниэль, вы помните свое первое впечатление от Подмосковья?

О да! Когда я впервые приехал к вам, то оказался под сильным впечатлением от невероятных просторов.

Я взялся за проект поселка на 150 семей, и мне было важно максимально интегрировать природу в архитектуру дома. У «Березок» месторасположение, конечно, совершенно уникальное. Я швейцарец: привык к горам, к меньшим масштабам. Тут — абсолютная противоположность. Большие территории. Прямо бесконечные леса. Участок в долине, окруженной рекой. С другой стороны, он находится очень близко от Москвы. Вы не вдали от мира, как говорят у нас в Швейцарии, а недалеко от центра. Но при этом – на природе.

► Эта «природность» территории отразилась на вашей работе?

Значительно. Особенно это касается леса: я его сохранил в первозданном виде. А современная архитектура – это открытые окна с большим количеством стекла, со светом и транспарентностью, то есть прозрачностью. Наша задача - попробовать привлечь природу в жилое пространство. Это особенно актуально для России и Москвы с ее экстремальными показателями температур: когда летом очень жарко, а зимой – очень холодно. Это выдвигает определенные требования к технологии строительства, но также дает возможность создания совершенно уникальной близости с природой. Вы находитесь в помещении, а на расстоянии полутора–двух метров от вас лежит снег. Летом же там можно купаться в реке. Совмещение контрастов, интеграция и комбинация природы и архитектуры – вот была наша основная идея.

► При этом, насколько я понимаю, дома получились вполне разнообразными?

Да, у нас 18 архитектурных проектов, почти каждый из которых имеет несколько вариаций. При этом поселок разделен на 11 кластеров или секторов плюс две береговые линии с самыми большими виллами, что позволяет создать архитектурную индивидуальность всего поселка. Каждый проект — уникальный, ибо был разработан моей командой, моими архитекторами специально для поселка «Березки». Некоторые дома даже получили сответствующие названия. Например, дом «Адела». Он был назван в честь девушки-архитектора, которая участвовала в его создании.

► Скажите, с вашей точки зрения, Европа и Россия могут сосуществовать?

Однозначно. Это был один из основных вызовов – совместить европейское происхождение с местными стандартами и документацией. Мы постарались построить дома так, как обычно делаем в Швейцарии в современном стиле, но с учетом особенностей локального рынка недвижимости. Мне лично особенно нравятся два проекта – «Ротондо» и «Бонд», они с особенным характером. По-моему, отлично сработала идея с Елисейскими Полями – центральный бульвар по французскому образцу, который проходил бы сквозь поселок и был бы в том числе местом встреч. Я всегда говорил, что плох тот архитектор, который копирует некий объект. «Березки» – проект индивидуальный.

► Кто идеальный житель вашего поселка?

Думаю, это житель современного мегаполиса лет 40-50. Поездивший по миру. Знакомый с различными культурами, традициями. Безусловно, семейный: у нас в поселке есть школа, детский сад, спорткомплекс. Кстати сказать, задача была сложной, особенно с учетом временного фактора. Я был очень впечатлен темпом работы в России. Решения здесь могут приниматься буквально за ночь. Я доволен нашим результатом, который есть сегодня. Есть понятие «профессиональная гордость». Я испытываю ее в связи с «Березками».