Никто не забыт? Никто не забыто?

В березовой роще у деревни Палицы, где в ходе обороны Москвы развернулись наиболее ожесточенные бои, установлены четырнадцать памятных табличек.

Вместе с активистами московского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПиК) в торжественной акции приняли участие местные жители, а также учащиеся Первой московской гимназии.

Наравне со взрослыми дети отвечали за заказ табличек и уборку мусора.

Внимание на остатки укреплений времен ВОВ в березовой роще на поле у Палиц обратил археолог Алексей Алексеев, готовивший подробный отчет по этой территории. А чтобы помочь участникам акции правильно определить сохранившиеся военные объекты, на место прибыл эксперт-историк — заведующий отделом археологии Звенигородского историко-архитектурного и художественного музея Александр Лазукин. Опираясь на исторические документы, он указал места боевых укреплений, персональных ячеек и пулеметных гнезд, многие из которых визуально сложно отличить от обычных ям.

Помимо табличек участники акции установили у братской могилы погибших воинов и местных жителей карту военных действий, чтобы было понят- но, где проходили ключевые для Звенигородского сражения события. К сожалению, территория, несколько раз переходившая от русских к немцам и обрат- но, с уникальными военными памятниками и захоронениями попала в программу застройки Новой Москвы. «Мы писали письма во все инстанции, и, наконец, наше заявление с просьбой сохранить линию обороны принял Департамент культурного наследия, направив запрос в Государственный музей обороны Москвы, — рассказывает Елена Кожевникова, член Московского областного отделения ВООПиК. — Получили ответ, что бои были непродолжительные, а расположение мемориалов в указанном районе не является особенным.

В результате в статусе «выявленный объект культурного наследия» было отказано».В письме из музея, в частности, утверждается, что, хотя «деревни Палицы, Грязь и с. Аксиньино были превращены в укрепленные пункты, соответственно, советскими и немецкими войсками, никакие сохранившиеся фортификационные сооружения рядом с этими населенными пунктами не известны». Только вот эта фраза не очень соотносится с мнением историков.

«То, что здесь сохранились некоторые остатки полевых укреплений, — просто чудо, потому что делались они как временные. На их состоянии также негативно отразилась сельскохозяйственная деятельность, многие просто сравняли с землей. И сейчас в окрестностях Звенигорода они гибнут прямо на глазах, — рассказывает Александр Лазукин. — Среди укреплений могут быть одиночные могилы — солдатские захоронения, которые не были учтены. Если ликвидировать все эти памятники, мы никогда не узнаем, кто там похоронен».

Активисты и историки не собираются сдаваться. В этом районе Подмосковья других участков, где бы линия обороны сохранилась в первозданном виде, уже нет — все застроено. И увидят ли наши дети наглядные свидетельства военных событий, зависит от того, что окажется важнее — история или жилищный вопрос.