Зона стихийного бедствия

Сразу после урагана, пронесшегося 29 мая по территории Москвы и области, наша газета провела рейд по затронутым несчастьем окрестностям.

Атмосферный фронт двигался с северо-запада, на Новой Риге он разрушил знаменитую пирамиду инженера Голода. В Одинцовском районе первыми под удар стихии попали жители Николиной Горы и поселка Сосны. Наклонились сосны у домика администрации РАНИС, в Соснах ураган повалил деревья, в том числе и на территорию детского сада. Далее ветер обрушился на противоположный берег реки Москвы. В Жуковке рухнувшие деревья полетели на детскую площадку, к счастью, обошлось без жертв. Деревья упали в непосредственной близости от входа в резиденцию премьер-министра РФ Дмитрия Медведева «Горки-9». В результате журналисты, присутствовавшие на проводимом там мероприятии, а также делегация из Испании во главе с послом, не смогли покинуть здание. Много деревьев упало в частных домовладениях, на объектах «за зелеными заборами» вдоль Рублево-Успенского шоссе.

Повалены деревья на территории комплекса «Сады Майендорф», рабочие убирали наклонившееся дерево даже во дворе уникального «космического корабля», сооруженного по проекту архитектора Захи Хадид (сам он не пострадал). Но, пожалуй, самый большой ущерб был нанесен дачному потребительскому кооперативу «Новь» близ Барвихи, где территория чем-то напоминает зону сплошного поражения при мощном взрыве. Здесь зафиксирован и смертельный случай. Как рассказывают соседи, пожилой мужчина после того, как упало первое дерево, вышел посмотреть, что случилось, и оказался убит следующим стволом. Огромные сосны скручены, как спички, и брошены ветром на дома. На предотвращение угрозы жизни людей в связи с тем, что множество деревьев оказались в зависшем состоянии — они опирались на крыши домов и соседние стволы, были брошены специалисты МЧС. Убирать такие опасные объекты без поддержки техники невозможно, в поселке работают автокраны, подъемники. И все равно работа очень рискованная. Деревья высокие, старые, это настоящий корабельный лес, сосны высотой более 30 метров. Вальщик-альпинист, закрепившись на дереве, цепляет чалками крана вершину. Сам опускается ниже, подрезает ствол бензопилой. Вершина отваливается, зависая на тросах, при этом потерявший солидный вес ствол пружинит, как цирковые подкидные качели. Если бы вальщик не закрепился надежно страховочными фалами — его бы сбросило. Затем операция повторяется. Так, частями, и приходится ликвидировать угрозу. Внизу спиленные кряжи режут на еще более мелкие части, эта работа попроще.

На домах, надворных постройках, заборах много повреждений. Но тем не менее Сергей, один из местных жителей в поселке Новь, как ни странно, жалеет не разрушенную собственность, а... деревья. «Жалко, мы тут подсчитали — на пне 200 годовых колец... Они во времена Пушкина были молодыми. Гараж я отремонтирую, а деревья — все, умерли», — горюет житель поселка.

Там, где закончили расчистку вальщики, к работе приступают энергетики, восстанавливающие электроснабжение. Отряды МЧС переходят от одного участка к другому. Местный житель на велосипеде приехал сообщить, что возле его дома наклонились несколько сосен. «Пока держатся, но, если будет еще один ураган, я сомневаюсь, что они выдержат», — рассказывает он. Сотрудники МЧС записывают линию и номер дачи. После уборки основных завалов займутся и накренившимися деревьями.

Что интересно, старые деревни и села Рублево-Успенского шоссе, такие как Иславское, Успенское, Знаменское, от урагана почти не пострадали. Разве что в Успенском мы обнаружили старые липы, упавшие на дорогу, да несколько деревьев рухнуло и в усадебном парке. В Знаменском старые деревья падали на территории кладбища, у монумента погибшим в Великой Отечественной войне. В остальном никаких повреждений не зафиксировано, сады и сирени в полном порядке, цветут и благоухают.

Такая ситуация объясняется просто. Раньше традиционно люди старались не селиться в лесах, прекрасно понимая, что деревья способны падать, причиняя разрушения, а при неудачном стечении обстоятельств — и смерть. К тому же большую опасность несут и лесные пожары. В тени деревьев невозможно вырастить урожай, летом досаждают комары, в помещениях домов под кронами слишком темно и влажно. Даже лесники, по долгу службы вынужденные жить в лесу, предпочитали все-таки для кордонов и заимок поляны и опушки, ведь и им хочется вырастить свою капусту и морковь. Вот так мудрость деревенских предков, разместивших свои домовладения на открытой местности, спасла потомков от потерь. Ну а что касается дачных поселков, то тут критерии иные. Каждое из домовладений — это мини-санаторий на одну семью. Нет нужды в огородничестве, зато есть большое желание вволю подышать кислородом, вырвавшись за город. Но за такие удовольствия, увы, приходится платить повышенным риском стихийных бедствий.