Спасительные кадры

Автор программы «Экстремальный фотограф» на канале «Живая планета», автор и продюсер документальных фильмов, член Русского географического общества Ольга МИЧИ — о том, как увлечение документалистикой может помочь улучшить жизнь множества людей.

► Ольга, сколько у вас уже фильмов?

С телевизионным каналом «Живая планета» было девять программ, на создание которых ушло два года. Один фильм прокатываем сейчас, он — про племя Ба'Ака, мы его год на фестивалях показываем. Прокатываем, потому что изначально делали его с благотворительной целью. Не думали, что получится, но вышло — лед тронулся. Сейчас прошел благотворительный фестиваль, и средства от него как раз направлены в фонд Луиса Сарно, занимающийся поддержкой пигмеев, — Global Voice Foundation. Оказалось, что можно с помощью документалистики влиять на жизнь.

► Это шанс изменить наш мир?

Ну хотя бы попытаться это сделать. Почему я начала с Африки? Так сложилось. Я не искала специально истории, скорее, истории находят меня! Я пишу и снимаю о том, что нашло отклик в моем сердце, что зацепило за живое. Такие истории могут произойти где угодно — в любой стране мира! В Африке очень сложно выживать, там много несправедливости. Например, пигмеи Ба'Ака считают, что детям не нужно учиться: все равно живут в лесу. Но я попробовала учить ребят фотографировать — и буквально через несколько часов они такие снимки делали, с такой композицией! Вот у нас — учи, учи подростков, а неизвестно, что они снимут. Потому что нет такого стимула, такого желания изменить свою жизнь, все легко дается. А там они как губки знания и умения впитывают. И это очень развито и в других народностях, населяющих Африку. Опыт моих путешествий лег как раз в основу этой документалистики. Один из наших будущих фильмов — о глобальном загрязнении Атлантического океана. Я уже знаю, где снять, через каких героев показать.

► Да, это совсем не развлекательный «трип».

И, на мой взгляд, не эгоистичный: увидеть, сфотографировать, я самая крутая тут, я фотограф, я с крокодилами поплавала. Ну и что? Поплавала и поплавала! Прикольно было — и все. Почему я взялась за проект «Живая планета»? Это была возможность вкалывать без зарплаты и вкладывать душу, хотелось реально принести в мир что-то хорошее. И для этого я готова была и жизнью рисковать, но понимала, что Бог всегда спасает людей, которые делают хорошее дело, благое. Если, действительно, цель, мотивация добрые. Мой оператор, когда погружались с крокодилами, крестится, молится, просит благословения. Все обходится. Я сидела буквально в трех метрах от медведя. И он даже головы на меня не поднял...

Ты сидишь спокойно, знаешь какие-то «нельзя»: все животные примерно одинаковые, плюс-минус. Если ты сидишь спокойно, не двигаясь, не показываешь, что ты опасный, не несешь им какую-то угрозу, не загоняешь зверя в угол, не пытаешься сделать резкие выпады, животное к тебе постепенно привыкает и не обращает на тебя внимания. И таким образом ты можешь работать с любым животным — будь то горилла или лесной слон. Лесные слоны очень агрессивные, они тут же реагируют на движение, но если ты постепенно подбираешься и сидишь вот так, не мешая, то животное расслабляется, привыкает к твоему запаху и присутствию. Ты становишься частью этого стада или семьи, как мы работали, например, с горными гориллами. Мне там один молодой самец дал пинка, но так он показал, что в этой семье ты низшее звено, просто за счет меня поднялся по иерархической лестнице в конкретной группе — семье. Ты вот здесь, а я тебя все равно выше по статусу. Тут тоже надо правильно реагировать, и это постепенно, не сразу дается, тренировкой. Эти поездки привели к более глобальным проектам.

► И сейчас вы едете уже с конкретной целью?

Да, сейчас так. Раньше было чисто удовлетворение любопытства и амбиций, а сейчас — новая форма, правильная, осмысления и помощи. Гораздо сложнее искать финансовые возможности, труднее организовывать команду. Я выступаю как продюсер, и так как уже за это время Ольга Мичи стало своеобразным брендом, мне проще под этим «зонтиком» договариваться на получение съемок. Мне сейчас намного легче продвигаться, чем в начале пути. Вообще очень хорошее качество — умение дружить. Потому что, когда ты дружишь с человеком, реально дружишь, где-то ты помогаешь, где-то обязательно помогут тебе.

► А вот кто умеет? Кого из путешественников вы можете назвать? Ну вот Луис Сарно — вы с ним в одной команде были.

Луис Сарно — не путешественник. Он ученый, этнограф. Он вообще из нью-йорской тусовки, был знаком с Джимом Джармушем, известнейшим режиссером, и множеством знаменитых писателей. Но все время искал. Он попал к пигмеям, услышав случайно в ночи по радио прекрасные песнопения, которые, словно магия, поманили его в самое сердце Африки. Потом уже он начал делать научные записи для авторитетнейших университетов мира. Вот так приехал записывать голоса Ба'Ака, а в итоге добился, что устную культуру этого племени внесли в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Это было большим достижением. И потом, как я поняла, он бежал из своей интеллектуальной тусовки. И нашел свое счастье там, в лесах! Жил жизнью лесных Ба'Ака, и в итоге у него и супруга была из этого племени, и много детей усыновил, потому что в тех местах несчастные случаи — довольно обыденное дело, да и болезней много. Луи стал гарантом безопасности местных пигмеев, он помогал им, защищал их. Дети Ба'Ака не попадают в школы — Луи занялся этими детьми. И даже когда я спрашивала: «Луи, а сколько у тебя усыновленных детей?», он отвечал: «Да я уже со счету сбился. Одни вырастают, я других беру. Все равно кто-то да попадает». И он настолько тепло обо всем рассказывал. На всех фотографиях, что я сделала, он с детьми. Просто он всегда был окружен счастливыми детьми. То у него кто-то под футболкой сидит и греется, то у него на руках какой-то малыш. Малыш, которого он последним усыновил.

► А самый большой ваш кумир?

А кумир у меня, наверное, Виталий Сундаков. К нему тянешься. Его невозможно перестать слушать. Потому что кажется: ты уже все знаешь, но приезжаешь к нему — и выясняется, что нет, ничего подобного. У него есть даже уроки русского языка, он рассказывает о происхождении современных слов, как пришли, почему сказки создавались и былины. С другой стороны, он первый с 80-х годов начал жить с племенами и, как он сам считает и многие считают, является главным специалистом в России по колыбельным цивилизациям. Он первый на Папуа жил, причем месяцами. И малярией болел, и она до сих пор его периодически мучает. Такой человек, могучий..

Окончание интервью с Ольгой Мичи вы найдете в августовском номере газеты «На Рублевке Life».