Чудесные ли?

Чем запомнилось первое сентября трем известным папам с Рублевки? Узнала Елена Рюмина.

Евгений Фридлянд, продюсер

«Самое первое в моей жизни первое сентября, когда я пошел в первый класс, было, конечно, очень значимо для меня — это был настоящий праздник, когда на нас, мальчиков, надевались белые рубашки, пиджачки или курточки, у девочек были красивые банты, все было ярко и празднично. Я всегда с нетерпением ждал этого момента. Правда, одновременно 1 сентября было и грустным днем, когда заканчивались летние каникулы, футбол во дворе, поездки в Одессу с родителями на море, все замечательное заканчивалось, и начинались обычные трудовые будни, учеба. Хотя учеба мне достаточно легко давалась, но лето расслабляло и настраивало совсем на другой лад. К учебе я относился дифференцированно: самыми любимыми предметами у меня были география, история, обществоведение, литература, и по этим предметам я читал дополнительно энциклопедии, искал информацию, пополнял свои знания. Но были предметы, которые я любил меньше: физику, математику. Как многодетный отец я ходил на самое первое первое сентября ко всем своим детям. С большим удовольствием лет 10 назад летел в Кемерово, где я рос и учился, за три с половиной тысячи километров, чтобы попасть на юбилейный, двадцатый год нашего выпуска. Может быть, я не всех был рад видеть, и меня, возможно, не все, но все-таки я проучился 10 лет в одной школе, и поэтому приезд туда был большой радостью для меня».

Игорь Шабдурасулов, СРК «Каток.Ру»

«Мой возраст, конечно, уже не тот, чтобы возвращаться в школу. К сожалению или к счастью, такой необходимости для себя я не вижу. В любом случае, как я себя помню, каникулы до первого сентября были всегда приятнее, чем само первое сентября, «праздники закончились», скажем так. Конечно, когда я шел «в первый раз в первый класс», совершенно не предполагал, чем это окажется. Оказалось тем же, чем, наверное, для подавляющего большинства людей: новой жизнью или даже школой жизни».

Евгений Болдин, продюсер

«Самое первое сентября, я думаю, все запоминают надолго. В наше время вообще все было в радость, потому что окружающая атмосфера была другой. Такие события всегда были возвышенными, трогательными, к ним готовились, ждали их. Не было такого, как сейчас: «хочу — не хочу». Все шли в школу с трепетом. Я отправлялся в школу с большим любопытством, мне, как и другим, было все интересно. Кроме того, школа давала ощущение возраста, роста: что я стал старше, пойдя в школу. Дочь моя учится в школе «Лидеры» в Ромашково. Этой современной, шикарной школе всего три года, красивая, мне очень нравится ее архитектура, и доезжаем мы до нее за семь минут на машине от дома, без всяких пробок. Я хотел перевести дочь в Раздоры, но она — ни в какую. Единственный минус — это 500-метровый совершенно разбитый участок дороги. Он, видимо, никому не принадлежит, поэтому его никто не ремонтирует, очень портит впечатление. Мы с бывшими одноклассниками всем классом долгие годы в течение лет 25, наверное, подряд, до наших 45-50, встречались в моем домашнем клубе ежегодно с нашим классным руководителем Тамарой Сергеевной, светлая ей память, которая вела нас с самого первого класса, и с ее новым классом. Это было интересно: встретиться через огромное количество лет и узнать, кто как выглядит, кто чем занимается. Из этой школы у меня не осталось никаких друзей, а вот из школы рабочей молодежи, куда я поступил, учился там с 8 по 10-й класс, уже отучившись в ПТУ на слесаря-инструментальщика и став рабочим человеком, — оттуда у меня есть друг Леонид, то есть с моего 14-летнего возраста, уже целых 55 лет. Он ювелир. А я тоже мастер на все руки, хотя всю жизнь с 23 лет работаю в сфере культуры».