«Нови» — 90!

Сергей Зимин, потомок первых поселенцев «Нови», член кооператива, об истории легендарного дачного поселка.

Перенесемся мысленно на 90 лет назад. Большевики и сочувствующие советской власти из числа сотрудников рабоче-крестьянской инспекции (РКИ, или Рабкрин) — прообраза нынешней Счетной палаты — в тот знаменательный 1927 год выбрали реликтовый сосновый бор между подмосковными деревнями Раздоры и Барвиха для отдыха своих семей, не преминув придать невинной задумке поселка политического смысла: ознаменовать 10-летие пролетарской революции.

Вспомним: специальным решением правящей большевистской партии юбилей был объявлен всенародным торжеством пролетарского коллективизма. 10-летием Великого Октября названы улицы и площади, юбилею посвящены наградные медали и трудовые успехи. Вот и РКИ подарила коллективную зону отдыха своим трудящимся… из бывших привилегированных сословий.

Эта диспропорция при подготовке и проведении осенью 1920 года 1-го Всероссийского совещания ответственных работников РКИ привела к протоколу фракции большевиков о неблагонадежности «царских спецов», доносу в Московскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией и, как следствие, аресту в ноябре того же года достаточно большой группы сотрудников Рабкрина. Но обошлось: чекисты быстро разобрались в ситуации и, опасаясь обескровить важный госорган контроля и управления, через месяц освободили всех за отсутствием состава преступления.

В поселке тех лет все знали всех и каждого «по совместной службе и в быту». Для всех однотипные фанерные крохотные дачки, изобретательно разбросанные в шахматном порядке кварталами: до сих пор путаница с нумерацией — дача №2 рядом с 14-й, 27-я по соседству с 120-й, 43-я вслед за 34-й и т. д. Для всех у железнодорожной станции «коммунальная» столовая и «распределительная лавка» продуктов питания из окрестных деревень. Всем доставлял воду из Москвы-реки водовоз, как в фильме «Волга-Волга», пока для кооператива не построили водокачку с артезианской скважиной. Поощрялось все коллективное — огородничество и садоводство, городки и волейбол, а запрещались «пережитки прошлого» — уважаемому кооператору объявили за карточные игры.

О былом экологическом великолепии кооператива свидетельствуют хоть и поредевшие, но все еще широченные лесные просеки, ставшие его визитной карточкой, да одно из первых решений правления запретить на дачных участках… охоту — непуганого дикого зверья было видимо-невидимо. Живописна излучина Москвы-реки напротив поселка, легко преодолевавшаяся вброд даже малышней до перекрытия реки в 1932 году Рублевской водосбросной плотиной. К нашим дням излучина стала еще краше от наполнившей ее речной воды, но милая сердцу сельская патриархальность оказалась обезображена пяти-, семиметровыми заборами современных обитателей.

Уже в те годы территория кооператива вошла в санитарную охранную зону Рублевского водохранилища, снабжавшего питьевой водой многомиллионный юго-запад Москвы. И только высокий общественно-политический статус РКИ уберег «Новь» от угрозы переселения.

Среди основателей кооператива — Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич, революционер, ближайший помощник и секретарь В.И. Ленина. Сергей Герасимович Кисляков, более известный под революционным псевдонимом Уралов, участник обеих революций и ВОВ, Борис Львович Ванников, нарком вооружений и руководитель атомного проекта.

После расформирования в 1934 году Рабкрина, когда поселок перестал быть ведомственным, в члены кооператива была принята внушительная группа героев ГОЭЛРО — заслуженных строителей Днепрогэса во главе с академиком Александром Винтером и его заместителем Василием Михайловым, чей революционный псевдоним Похлебкин прославил сын последнего Вильям — знаток кухни России и народов мира. В жителях поселка были генеральные конструкторы ракетной техники академики Сергей Королев и Михаил Янгель, маршал Павел Батицкий.

Сталинские репрессии и Великая Отечественная война унесли жизни целого ряда жителей «Нови». Вечная им память!

В послевоенные годы в поселке появились новые лица. На даче репрессированного кооператора обосновался сталинский ваятель, герой и лауреат Николай Томский, разъезжавший на роскошном трофейном «хорьхе». Репрессированного реабилитировали, дачу вернули, а Томского изгнали.

Позже членство кооператива пополнили внушительная группа героев-летчиков во главе с Александром Покрышкиным, а также заслуженные врачи, ученые, разведчики, выдающиеся спортсмены, деятели искусств вместе с прославленным кинорежиссером Сергеем Бондарчуком, родственники партийных и государственных функционеров.

За минувшие 90 лет поселок сильно возмужал: дачи обновились, расстроились, появились централизованное водо- и газоснабжение, асфальтированные дороги, охрана, хорошо отлаженное коммунальное хозяйство. Но многие, особенно из старшего поколения, с ностальгией вспоминают замечательные концерты самодеятельных артистов из членов кооператива, поселковые выставки цветов, творческие вечера, для детворы кружки танцев, рисования, иностранных языков, а также оранжереи с рассадами цветов и зеленью, возницу с лошадью Майкой и управляющего-фронтовика, депутата местного совета Анатолия Буйниченко.

Сегодня поселок «Новь» рекламируется в качестве «элитного» и для «элиты». Но очень сомнительно, чтобы Ванников, Королев, Покрышкин или Уралов согласились причислить себя к какой-либо «элите»: известность и уважение ими выстраданы. А вот цвет нации — не богатые из богатых, а лучшие из лучших — это, наверное, правильнее.

Сегодня в телефонном справочнике поселка более 200 фамилий. Кооперативная некогда собственность преобразована в частные владения. Фамилии очень многих владельцев узнаваемы — это дети и внуки первых поселенцев. Фамилии других — всенародно известны. Но есть и те, чьи очень богатые дома-дворцы остаются «бесфамильными»: поселок новых владельцев не знает. Они не вступали в кооператив, о себе не рассказывали, за них не голосовали, а приобрели право проживания в поселке за… деньги