Синдром избалованности-заброшенности

В сентябре в издательстве «Альпина нон-фикшн» выходит новая книга известного психолога Марины Мелия «Наши бедные богатые дети». Сегодня мы публикуем фрагмент из главы «Товарно-денежная любовь» — второй в серии из пяти публикаций.

Когда мы слышим слово «заброшенность», то сразу представляем себе детей, влачащих жалкое существование в грязи и бедности. Однако в психологии и психиатрии заброшенность рассматривается как особая форма пренебрежения ребенком, и в богатых семьях этот феномен трансформируется в «синдром избалованности-заброшенности», когда родители пытаются материальными благами уравновесить отсутствие эмоциональной близости, тепла и внимания к детям. Получается, что на ребенка действуют, по сути, два противоположных вектора — отвержение и баловство.

Отвержение — это игнорирование реальных потребностей маленького человека, а баловство — вседозволенность и задаривание.

Как бы странно это ни звучало, «золотые» дети зачастую «заброшены» с рождения. Казалось бы, у малыша есть все: отдельная комната, изумительная кроватка, одежда от лучших дизайнеров, но у него нет самого главного: прочной привязанности — стабильных, теплых отношений со своим «главным взрослым». Мамы зачастую нет рядом, ребенка после рождения отдают на попечение няням, которые к тому же меняются одна за другой. В результате он оказывается таким же эмоционально обделенным и заброшенным, как и воспитанники детских домов.

Многие родители считают, что недостаток внимания в первый год жизни ребенка можно восполнить позже, когда с ним уже можно будет полноценно общаться и «выходить в свет». Но вот малыш подрос. Семья отправляется в поездку — конечно, с няней: родители живут в одном номере, ребенок с няней в другом. Семья идет в ресторан с малышом, няней, друзьями и… планшетом, который ставят на стол, чтобы ребенок сидел тихо и никого не беспокоил. Получается, мы находимся одновременно «и вместе, и порознь», никакой близости, никакого контакта между нами нет, мы рядом, но каждый живет своей жизнью.

Доктор Йозеф Янковски, заведующий отделением психиатрии детей и подростков в Tufts Medical Center в Бостоне, видит множество проблемных детей из хороших семей, живущих в самых благополучных районах. Он говорит: «Главная проблема — это отчуждение от родителей. Конечно, родители хотят для детей лучшего… Но что действительно нужно детям — так это сами родители».

Психика ребенка, фактически предоставленного самому себе, крайне уязвима. Чтобы смягчить чувство тревожности, незащищенности, он начинает бунтовать, вести себя агрессивно, устраивать истерики, лишь бы обратить на себя внимание, или, наоборот, замыкается, уходит в себя. Результатом «заброшенности» становится замедление и нарушение развития. Ребенок растет эгоистичным, эмоционально холодным, у него развивается чувство собственной неполноценности: «Как может кто-нибудь любить меня, если мои собственные родители не хотят иметь со мной дела?»

На консультации у психолога мальчик из богатой семьи глубокомысленно заметил: «Моя семья богатая, а я бедный». И он прав! Понятие «бедный» ассоциируется не только с отсутствием денег. Издавна оно означало несчастного, вызывающего жалость человека. Сегодня все чаще говорят о внутренней бедности, заброшенности, беспризорности при внешнем богатстве. Некоторые дети даже заявляют о своем желании поменять родителей и признаются, что завидуют своим небогатым сверстникам, с которыми родители проводят больше времени.

Согласно исследованию, проведенному в США, лишь 13% детей 11–12 лет из финансово благополучных семей чувствуют свою близость к родителям, оценивая отношения как «оптимальные», еще 27% считают их «нормальными». Остальные 60% респондентов пожаловались на отсутствие контакта с родителями. Дальнейшее изучение показало, что для таких мальчиков и девочек характерны депрессии, тревожность, склонность к правонарушениям и употреблению наркотиков.

Никакие игрушки и гаджеты не заменят детям любящих маму и папу. И все наши оправдания, мол, мы работаем ради безбедного будущего наших детей, никого не убедят. Ребенку мало быть сытым, ухоженным и «упакованным». С момента появления на свет он встроен в мир человеческих отношений, у него есть определенные психологические потребности, главная из которых – быть желанным, любимым. Защита, забота, внимание, близость — все это необходимо детям как воздух, как свет и тепло растениям, без этого они не способны развиваться.

Им жизненно необходимо заполнить свой «эмоциональный резервуар». Ребенка надо буквально накачать любовью, чтобы ему хватило на всю жизнь. Когда его «резервуар» наполнен, ему будет что отдавать — и нам, родителям, и окружающим его людям.

Мы порой даже не представляем, какие фантастические возможности для выражения своей любви к ребенку упускаем. Это и слова поддержки, и ласковые прикосновения, и наша помощь, совместный досуг, беседы один на один. Это заинтересованное эмоциональное общение: вместе порадоваться, погоревать, встретить ребенка улыбкой, а не оценивающим взглядом.

Если мы будем проводить с ребенком время «качественно», это преобразит наши отношения и безо всякой «материальной подпитки». Но для этого нам, возможно, придется изменить свой образ жизни. Поэтому стоит спросить себя: от каких привычек и занятий мы готовы отказаться, чтобы выкроить время на детей? Начинать менять отношения можно только в том случае, если есть твердая уверенность, что мы готовы идти до конца, а не действовать эпизодически — пообщаться пару раз, а потом опять исчезнуть на полгода. Здесь, как и во всем, надо быть последовательными и понимать: чем позже начнем, тем тяжелее придется. Но я не помню ни одного случая в своей практике, чтобы усилия не принесли плоды.

Один мой клиент — известный бизнесмен, привыкший «мыслить формулами», – просил совета: «Нет, вы скажите, что конкретно я должен делать. Не «вообще», а конкретно, по пунктам…» Я сказала: «Тратьте на ребенка денег в два раза меньше, а времени в два раза больше» — и услышала в ответ: «Вот теперь понятно».