Детство наспех: как можно больше

В сентябре в издательстве «Альпина нон-фикшн» вышлановая книга известного психолога Марины Мелия «Наши бедные богатые дети». Сегодня мы публикуем фрагмент из главы «Детство наспех» — третий в серии из пяти публикаций.

Папа двух детей-школьников в ходе разговора пожаловался: «Отлично учатся и вроде все делают как надо, но какие-то они безразличные, ничего не хотят… Если бы у нас в детстве были такие возможности, если бы в нас столько вкладывали, какими бы мы выросли!» Дальше он начал перечислять, чем занимаются его дети: дочь-третьеклассница ходит на шахматы, пение, танцы, рисование, гимнастику, айкидо, французский и английский. У сына, а он только в первом классе, примерно та же программа, но вместо пения — скрипка, а вместо гимнастики — джиу-джитсу. Спрашиваю: «А с друзьями на улице они бегают?» «Нет! — радостно рапортует папа. — Весь день расписан по минутам. Времени на глупости, слава богу, не остается».

Каким было детство 30-40 лет назад? Ясли, детский сад, школа, октябрята и пионеры, утренники — все «ходили строем», всех «стригли под одну гребенку». Но мы были веселыми и беззаботными. Дошколят вообще никто не трогал: растут себе и растут. Для школьника главным было хорошо учиться. Уроки сделал — и свободен, во двор! Может, еще кружок какой или секция. Родители не нависали над нами, не отслеживали поминутно, чем мы занимаемся. Тем не менее многие окончили и обычную школу, и музыкальную, увлекались спортом, а потом успешно поступали в вуз. И детство осталось в нашей памяти как самое счастливое время.

Сегодня все по-другому. Распорядок дня современного ребенка практически исключает свободное время: никакого шатания по улицам, никаких спонтанных заходов в кино или в гости, никаких «просто поиграть» во дворе. Детская дворовая культура, какой ее помнит предыдущее поколение, фактически исчезла. Буквально с пеленок мы отправляем детей в студии раннего развития, нанимаем репетиторов, нагружаем, торопим — давай-давай, вперед, быстрее, еще быстрее!

Но проходит время, и что мы видим? Вместо озорных детских глаз — потухший взгляд и равнодушный вид. Где же он — наш активный, раскрепощенный, любознательный и, главное, счастливый ребенок?

О том, какие мы родители, судят по достижениям наших детей. Поэтому во многих состоятельных семьях ребенок воспринимается как инвестиционный проект, с которого надо как можно быстрее получить дивиденды. И родители выкладываются по полной.

Школьная программа — всего лишь фундамент, над которым возвышается мощная образовательная конструкция: у одних — в несколько этажей, у других — размером с небоскреб. Иностранные языки — обязательно! Хорошо бы три: английский знают все, значит, нужен еще один европейский и, к примеру, китайский. Без спорта тоже никак: плавание — для здоровья, шахматы — для интеллекта, теннис — престижно и аристократично. Естественно, в обязательный набор входит музыка — классическое фортепиано, скрипка, вокал, а также танцы и рисование. Еще хорошо бы окончить школу экстерном — тогда можно раньше поступить в какой-нибудь престижный вуз, а лучше сразу в два, чтобы учиться в них параллельно и к 20 годам иметь уже два диплома.

Когда речь заходит о каникулах, ни о каких «поваляться на травке» и «погонять с друзьями» не стоит и мечтать. «Расслабляться» будем где-нибудь на Мальте на языковых курсах, в путешествии по музеям Европы, в лагере для молодых программистов — чтобы совместить приятное с полезным.

Что нами движет, почему мы так нагружаем детей? Конечно, хочется, чтобы наш ребенок был всесторонне развит. Не стоит сбрасывать со счетов и родительские амбиции — мы с гордостью перечисляем все, чем занимается наш наследник, и с удовольствием выслушиваем комплименты: «Какие молодцы! Вы столько ему даете». Зачастую мы набираем предметы с оглядкой на других, не только без учета, но и вопреки способностям и желаниям ребенка. Как правило, дети охотно берутся за любое новое дело, стараются изо всех сил, лишь бы заслужить наше одобрение, а когда остывают, устают, все равно продолжают заниматься — уже из-под палки. В ответ на вопрос «Тебе это нравится?» равнодушно замечают: «Нормально, пойдет». Отступать все равно некуда: мы следим за ними тревожно-контролирующим взглядом, а на их «не хочу» или «не могу» у нас всегда есть железный аргумент: «В тебя уже столько вложено!»

Когда-то будущее казалось более предсказуемым. Сегодня все иначе, жизнь меняется очень быстро. Тревога за детей рождает желание не просто подготовить их к взрослой жизни, а вооружить до зубов, чтобы они смогли выстоять в конкурентной борьбе.

Устраивая ребенку «эффективное детство», подталкивая, подгоняя, нагружая, не давая топтаться на месте, мы рассчитываем, что он в конце концов поймет и оценит наши усилия, ведь все это ради него самого, ради его будущего. Однако вместо понимающего и благодарного мы получаем ребенка с целым букетом психологических проблем. Здесь и неспособность переживать радость, и отсутствие креативности, и подверженность чужому влиянию, неврозы и тревожность.

Не нужно относиться к детству как к подготовке к будущей жизни, а себя считать полностью ответственными за ее результаты. Детство — это не подготовка, это и есть жизнь — реальная, ценная сама по себе и для детей, и для нас. Это самый благодатный период для общения, когда мы по-настоящему нужны нашим детям, когда им необходима наша поддержка.

Конечно, у каждого из нас свои представления, надежды, планы в отношении детей, и мы пытаемся их реализовать. Нам кажется, что, «инвестируя» в детей, мы даем им все, а на самом деле не даем главного — возможности жить своей особенной, детской жизнью и получать то, что им положено получать в это время. Нарушая этот «основной закон», мы обкрадываем и их, и себя.

Мы слишком беспокоимся о достижениях детей, давим на них, подгоняем, а важно дать им чувство защищенности, обеспечить свободное время, возможность играть, развиваться в своем темпе и главное — получать любовь не за то, что они одаренные, успешные, «победители и рекордсмены», а просто за то, что они наши дети. Надо позволить им быть детьми, а себе — любящими родителями.