Новые сокровища Парижа

Каждым жарким летом блистательный Париж дает огромный ювелирный спектакль. Ведущие драгоценные марки представляют на специальной неделе свои новые коллекции класса haute joaillerie. И этот год, конечно же, не стал обидным исключением, считает Екатерина Истомина.

Модный дом Dior, ювелирным направлением которого почти 20 лет бессменно руководит статуарная рыжая красавица и муза Карла Лагерфельда Виктуар де Кастеллан, уже второй раз обращается к архитектуре и садово-парковому искусству великолепного Версаля. Если ее прошлогодняя линейка называлась вполне коротко и ясно — Dior a Versailles, то новая получила важный уточняющий «суффикс» — Dior a Versailles: Cote Jardins. Тема великого королевского наследия блистательной Франции вовсе не в первый раз появ ляется у Виктуар де Кастеллан: еще в самом начале своего творческого пути в доме Dior, на рассвете тучных для мировой роскоши 2000-х годов, она уже выпускала единичные ювелирные вещи, которые называла именем «Король-солнце». Как, разумеется, хорошо известно светской публике, это благородное прозвище носил король Людовик XIV, главный благодетель и строитель Версальского комплекса. Ювелирный стиль, в котором усиленно и мощно работает Виктуар де Кастеллан, характеризуется избыточным барокко, граничащим местами с неподдельным и трепетным французским сюрреализмом. И новая драгоценная серия, показанная в рамках традиционной Парижской недели высокой моды, не выбилась из налаженных правил. Эти украшения широки, обширны и бездонны; в них принимают участие, казалось бы, все знаменитые на белом свете камни — как драгоценные, так и полудрагоценные, и даже камни поделочные (например, бирюза). В свежей коллекции Dior, кроме «избыточных», «обильных», нередко асимметричных, ослепительно ярких (иные вещи просто режут, что называется, внимательный глаз), представлены не только драгоценности разных жанров (колье, кольца, серьги и браслеты, объединенные в отдельные персональные сеты), но также и драгоценные часы. А их — по причине обилия разнообразных цветных камней и хитроумной конструкции, скорее, стоит назвать браслетом-часами.

Швейцарский ювелирный и часовой дом Chopard, начавший выставлять «высокие» драгоценности в Париже в июле всего лишь год назад, посвятил свою линейку безграничному и все еще ненасытному в плане удовольствий luxury goods Китаю. Новая коллекция Chopard Silk Road была создана вице-президентом марки Каролиной Шойфеле и модным китайским кутюрье Гуо Пеем, с которой мадам Шойфеле познакомилась еще в 2015 году. Стоит отметить, что последние пять лет ювелирная стилистика Chopard была ориентирована именно на азиатский национальный дизайн — в большей степени на дизайн индийский. Вот почему появление на этот раз уже определенного «китайского» собрания Silk Road не стоит считать чем-то удивительным. В этой «национальной» коллекции собрано множество драгоценностей с симметричной и довольно тяжеловесной конструкцией; задействованы по большей части классические камни первого класса (бриллианты, изумруды, сапфиры и рубины). К счастью, многие изделия выполнены не из белого золота, а из куда более легкого и носибельного титана: это хорошо отражается на их весе. Как и многие вещи из коллекции Dior, драгоценности Silk Road de Chopard оказались уже проданными на момент их долгожданной публичной премьеры.

То же самое, впрочем, можно сказать и о новых предметах уровня haute joaillerie величайшей в истории декоративно-прикладного искусства ювелирной марке Cartier. Очередная линейка этого французского дома получила название Magicien: в нее вошли предметы с симметричным «галлюциногенным» эффектом, который использовался в украшениях этой компании в 1930-х и 1960-х годах. Не в последнюю очередь в торжествующем убедительном собрании приняли участие и выдающиеся драгоценные камни — в частности, изумруды-кабошоны. Дизайнеры Cartier уделили также внимание и драгоценностям-трансформерам: так, к примеру, одно из флагманских колье коллекции Magicien превращается в украшение для головы. В целом о «новом Cartier» можно сказать следующее: художники марки по-прежнему ориентируются на очень устойчивый исторический стиль дома, выпуская подчеркнуто классическую ювелирную линейку, в которой, если уж быть честными наблюдателями, не нашлось места смелым экспериментам.

Дом Chaumet, начинавший свою славную и плодотворную историю еще в эпоху Первой империи Наполеона Бонапарта (Этьен-Мари Нито, основатель этой марки, готовил коронационные регалии для императора — в честь его коронации, имевшей место в 1804 году), показал очень легкую, почти невесомую линейку с говорящим названием Chaumet est une Fete. Коллекция haute joaillerie была разделена ее создателями на четыре равноправные части. Первая часть посвящена изумруду, вторая — белым бриллиантам и белому жемчугу, третья — красным камням (это привычные для марки Chaumet рубины, гранаты и турмалины) и, наконец, последняя секция — ярким и редким цветным сапфирам. Основными композиционными темами стали сюжеты заслуженные и традиционные для драгоценного ремесла — это флористика и сложный ювелирный кутюр. Все драгоценности Chaumet est une Fete имеют асимметричную, «запутанную» конструкцию: это четкое правило относится не только к крупным и массивным изделиям (сейчас мы имеем в виду флагманские колье), но и к предметам миниатюрным — например, к вечерним парадным кольцам.

Великий ювелирный дом Boucheron, первым еще в 1896 году обосновавшийся на Вандомской площади, готовится в будущем году отпраздновать 160-летие (ожидается, как сообщает неторопливая пресс-служба дома, множество артистических сюрпризов). Пока же дом Boucheron посвятил свою очередную «высокую» коллекцию России: и это, конечно же, неслучайно. Ведь Boucheron, согласно многим историческим источникам, наряду с домом Chaumet, является самым «русским» французским драгоценным домом. Легендарный покровитель предметам роскоши русский князь Феликс Юсупов в своих знаменитых мемуарах вспоминает именно «Бушрона» с «Шоме» — в качестве своих постоянных поставщиков. «Свежая» коллекция Boucheron получила бесхитростное название Hiver Imperial: в рамках подготовки этого собрания дизайнер марки Клер Шуансе даже отправилась в рискованное путешествие по нашему родному Золотому кольцу. Линейка коллекции, как это всегда бывает у Boucheron, поделена на части: и на сей раз их три. Первая секция отталкивается от архитектуры, вторая — от французского шитья-кутюра и третья — от даров природы и ее различных состояний. Флагманским предметом всей линейки следует признать титаническое семичастное колье-трансформер с аквамаринами и жемчугом по имени «Байкал»: это украшение при желании его владельца способно превращаться в одно кольцо, три украшения для прически, серьги и брошь. В остальном в Hiver Imperial царствуют на самых законных основаниях различной формы и дизайна снежинки: они кружатся в хороводе колье, они воспевают холодную красоту колец и подвесок, они царствуют в планомерном ряде браслетов. В общем, эта ювелирная линия представляет очень характерный для марки драматический романтизм, четкие, «железобетонные» конструкции и исторические эскизные отсылки к вещам, казалось бы, давно забытых прошлых лет.

И наконец, прославленный французский дом Chanel показывает «морскую линейку» украшений, которые призваны напомнить о курортной истории основательницы дома Габриэль Шанель. Да, Шанель очень любила Довиль и Монте-Карло с Венецией, и те города платили ей взаимностью. Новая линейка призвана напомнить об этих отношениях: так, кольца и браслеты своей сине-белой расцветкой напоминают легендарную тельняшку Chanel, а броши и колье — отсылают к венецианским витражам. Впрочем, и сами конструкции украшений (например, парадных и коктейльных колец) призваны вспомнить о яхтах и их «комплектующих», к коим следует отнести такое хитроумное сплетение, как швартовочный канат, завязанный плотным морским узлом.