Места силы с Ольгой Мичи. Тайна коптского креста

Признаюсь честно, есть у меня одна страсть, не сравнимая ни с одним другим чувством, — изучение истории артефактов, добытых мной в экспедициях в Африке, Новой Гвинее, Центральной и Южной Америке. Однажды в руки мне попал старый коптский крест, выполненный в особой технике и не похожий ни на один другой, встречавшийся мне в храмах и музеях Ближнего Востока. Так началось мое расследование, превратившееся в настоящее паломничество на древнейшие земли, где некогда процветало могущественное царство Шеба, которым, согласно священным повествованиям разных народов, управляла легендарная царица Савская.

Предание гласит: в 1181 году в царской семье, ведущей свое начало от царя Давида, отца Соломона, родился младенец. И нарекли его именем Гебре Мескель Лалибела, что означало «правитель, признанный пчелами». Сразу после рождения, согласно легенде, ребенок был окружен роем диких пчел. Насекомые ему не только не причинили вред, но и предрекли власть, богатство и святость. Старший брат Лалибелы, одержимый чувством ревности, подсыпал яд в бокал юноши. Но, выпив напиток, будущий царь не умер, а лишь уснул. И сон его длился ровно три дня и три ночи. И явились ему ангелы, давшие наставление построить на земле тропической Африки Новый Иерусалим — город, объединяющий в стенах своих 11 церквей и который в случае захвата мусульманами Иерусалима, что на земле латинского королевства, будет способен заменить утраченные христианские святыни. Так началось грандиозное строительство, к которому были привлечены лучшие мастера в области инженерии, геологии и иконописи XIII века. В древних скалах, возраст которых исчисляется миллионами лет, буквально долотом были выдолблены уникальные, доселе никем не виданные, абсолютно совершенные 13 христианских храмов. Не только каждый их них повторял имена святынь Иерусалима, но и река, протекающая в городе, была переименована в Иордан.

Новый Иерусалим превратился в главный религиозный и политический центр Эфиопии. По сути он стал преемником некогда могущественного Аксумского царства, появление которого священные эфиопские летописи относят к временам библейским. И если верить все тем же источникам, то именно в Аксум сын, родившийся от союза царицы Савской и царя Соломона, впоследствии царь — Менелик, тайно перевез Ковчег Завета (Кивот). Величайшая святыня и по сей день, со слов эфиопов, хранится в церкви Святой Девы Марии, ставшей главным притягательным центром паломничества для христиан.

Ковчег находится в сокровищнице под постоянным присмотром его хранителя, и никто, кроме него, включая первоиерархов эфиопской церкви, не допускается в святая святых. Это бремя он будет нести до самой своей смерти без какой-либо возможности покинуть пределы храма. Своего преемника он назначает сам.

Христиане Эфиопии глубоко верят в то, что Ковчег спасает страну от всех бед. И действительно, Эфиопия — единственная африканская страна, которая за всю свою тысячелетнюю историю ни разу не лишалась независимости.

Раз в году, 18 января, во время праздника Тимката (в канун Крещения) священники и дьяконы выносят на берег Иордана Лалибелы копии табличек, символизирующих Моисеевы скрижали Ковчега Завета. После продолжительных молитв и причастия проводится крещенская служба. И, как правило, по ее завершении каждый верующий стремится поклониться еще одной великой святыне — Афре Айгебе, коптскому кресту, которому приписывают чудодейственные целебные свойства. И как вы, наверное, уже догадались, именно в нем я и узнала точную копию моего загадочного креста. И коли уж он меня привел в это место силы, я согласно христианской традиции поспешила приложиться к реликвии. Говорят, крест Лалибелы способен не только благословить, но и исцелить от разных болезней, и в особенности от ложной стыдливости и страха. Может, так совпало, а может, так было спланировано свыше, но с этого дня началось мое увлечение съемкой самых крупных, диких и опасных животных в мире, которое впоследствии и превратилось в телепроект «Экстремальный фотограф».