Эти холода переживем

Модный обозреватель газет «На Рублевке Life» и «На Новой Риге Life» Оксана Подиумная со вполне понятным восторгом отнеслась к показу Barvikha Fashion Show Fall — Winter 2017/2018 в концертном зале Барвихи Luxury Village.

Стилистом показа выступила вице-президент группы компаний Mercury, fashion-директор ЦУМа, лучший байер России Алла Вербер. По ее задумке зрители должны были перенестись в заснеженные Альпы. Поэтому по периметру кэтвока были разложены глыбы искусственного льда, щедро присыпанные искусственным же снегом. Ах, как давно мы не видели сугробов! Но ничего! Зима недалеко, и почти каждый житель Рублевки уже напевает знаменитую песню Сальваторе Адамо Tombe la neige. Госпожа Вербер очень точно угадала это настроение. Хорошо она знает и гардеробные пристрастия рублевоуспенской публики.

У нас ценят роскошь, неприкрытую, незавуалированную, в самом классическом понимании этого слова, так что на каблуках ниже чем десять сантиметров на ивенты ходят редко и неохотно. Роскоши автор этого текста увидел в зале предостаточно еще до того, как моделей выпустили на импровизированный льдистый подиум посреди первого этажа концертного зала.

Мало кто в наши времена мужских рубашек, неуложенных каре, безразмерных брюк Céline и прочего сурового минимализма смотрит на моду настолько гедонистически, насколько смотрят на нее наши лучшие тридцать километров страны.

Своим острым глазом автор углядел и зеленые кожаные штаны в сочетании с золочеными сапогами, и льдисто-голубое (дивной, кстати, красоты) вечернее платье с рукавами-фонариками, и даже виниловые легинсы — с самыми что ни на есть футуристичными голографическими переливами. И поверьте, смотрелось это буйство красок гораздо интереснее визуально, чем парижские модники в одинаковых безразмерных худи и джинсовках, столпившиеся в очереди перед недавним показом Balenciaga. В нем, в отличие от парижских игр с переодеваниями в детей 90-х, была искренность.

Но перейдем к самому по казу. Он, надо сказать, вышел во всех смыслах клиентоориентированным, что мы только приветствуем. Открывали шоу дети рублевских жителей, наряженные в Il Gufo, Gucci Junior, Monnalisa и Loro Piana. Дети были и дошкольного возраста, и вполне себе старшего школьного. Некоторые щеголяли в трогательных вечерних платьицах, а кто-то — в удобных парках. Отдельные дети даже выгуливали по подиуму хаски: Алла Константиновна разбирается в моде на собачьи породы тоже. Публика растрогалась примерно вся и примерно моментально — есть, знаете ли, вещи, которые в сочетании друг с другом производят эффект, равный взрыву окситоциновой бомбы. Скажем, дети и милые животные. Умиление умилением, но зима и вправду на пороге, а значит, совершенно необходима тяжелая меховая артиллерия, отборнейшие меха — рысь и соболя Yves Salomon, в пол и в вариации, больше похожей на меховое пончо. Соболей носить предлагается расслабленно, с кашемировым костюмом Gruciani, а пончо из меха рыси, напротив, требует соответствующих дополнений — высоких каблуков, белой юбки-карандаша. Покупательницам, чья душа требовала больше уюта и нарядности, предлагался лук с небесно-голубой шалью Loro Piana, отороченной по краю небесно-голубыми же меховыми помпонами. Тем же, кому по положению предписано являться на службу в строгом виде, предлагали твидовые, ладно скроенные пальто Kiton с огромными меховыми воротниками. Да, глянец давно замучил читателя словосочетанием «вещь-инвестиция», но, простите меня, они — именно «инвестиция». Если вы прямо сейчас раздумываете, куда вложить полмиллиона, то вот вам выбор: на стартап сыну-студенту все равно маловато будет, а пальто точно «отобьется». Надежнейшая вещь!

Ладно, проблема с верхней одеждой решена. Присматриваемся к вечерним платьям. Особого внимания заслуживает селекция Saint Laurent. Тут байеры решили непосильную задачу: как подобрать Saint Laurent, не отличавшийся особой носибельностью еще со времен любителя анорексической худобы Эди Слимана, так, чтобы подошел он и нормальной, живой, настоящей женщине. О том, что сверкающие сапоги гармошкой, придуманные новым креативным директором бренда Энтони Ваккарелло, можно вообразить в реальной жизни, автор и не подозревал — он-то предполагал, что эти «ваккарелловские» сапоги существовать могут только в чьих-нибудь подиумных фантазиях и в «Инстаграме», крупным планом на чужой неестественно худой ноге. Но нет. Нормально же. Работает ведь. Красиво даже.

Нельзя сказать, что минимализм на показе не присутствовал как класс — нет, очень даже присутствовал. Но минимализм это был особый, наш рублевский, люксовый. Никаких белых футболок. Зато кашемир, пальто Chloé и Céline, надетые на моделей так, чтобы это еще и смотрелось суперженственно, — пожалуйста. Уютно, комфортно, вроде и просто, но при этом респектабельно — другого здесь от внешне простого лука в принципе никто и не ждал. А если одно бежевое пальто кому-то и могло показаться скучноватым, то подшефные Mercury стилисты предложили к нему добавить сдержанные, но интересные аксессуары. К примеру, сапоги Dries van Noten на резном фигурном каблуке.

Корреспондент «На Рублевке Life» внимательно следил за реакцией публики — и если актуальный сейчас минимализм встречали сдержанно благожелательно, но не более того, то люкс в тяжелом (или хотя бы увесистом) его проявлении в первых рядах вызывал восторженные «ах», «ох» и «круто». «Вот это красота!» — шепнула блондинка в голографических легинсах, сидевшая по соседству с автором текста, как только на снежном подиуме появилась модель в вечернем пальто Valentino с декоративной вышивкой. Цветные черно-зеленые шубы в сочетании с вечерним мини произвели на публику аналогичный эффект — как и надетые под платье черные ботфорты Alexander McQueen, расшитые по всей длине голенища причудливыми цветами.

Нетрудно было предположить, что на показе обнаружится и солидная подборка Dolce & Gabbana: да, западные модные критики вроде Кэти Хорин могут ругать дизайн-дуэт, называя их одежду «такой же архаичной, как их взгляды», но уж где-где, а в России Доменико Дольче и Стефано Габбану по-прежнему любят и жалуют. Вспомните только русские десанты на Alta Moda: светская дама Виктория Шелягова в буйстве цветочно-фруктовых принтов, жовиальный муж Виктории в шортах и мокасинах, жены кремлевских функционеров, рыдающие из-за того, что на аукционе не отхватили себе кутюрный наряд за скромные триста тысяч евро.

«Альта мода» «Альта модой», кутюр кутюром, но жить в одном кутюре — так себе удовольствие, некомфортно. Рассекать по рублевским снегам не получится. Поэтому гостям показа и предложили сочнейшую подборку отборного итальянского прет-а-порте — жаккардовые пальто Dolce & Gabbana с шитьем малиновыми и изумрудными нитями, черные пальто с золотым кантом, алые накидки, черные меховые шапки а-ля рюс. И гости, судя по шепоту, доносившемуся то со второго, то с третьего ряда, оценили. Автор — тоже.

Закончим этот репортаж мы, пожалуй, непопулярным мнением. На завораживающих рюшах Gucci уже несколько лет как помешался весь модный и примодненный мир — от стилиста Джованны Баттальи, актера Джареда Лето и принцессы Шарлотты Казираги до зажиточных китайских школьниц из хороших семей. Но на показе мы заметили: эффектнее (и забавнее) всего тюль, парчовые банданы, пайетки и ироничные принты смотрятся не на сорокалетних Лето и Батталье, но в версии Gucci Junior — то есть на самых маленьких. И делайте с этим что хотите.