Сам бы жил!

Эдуард Дорожкин, главный редактор газет «На Новой Риге Life» и «На Рублевке Life» — о неожиданных предложениях на рынке загородной аренды.

Мало кто так увлеченно следит за круговоротом подмосковных дач, особенно по вверенным моему попечению направлениям, как я. Это и часть моих служебных обязанностей (прямо скажем, не основная), и влечение души (огромное). Мне совершенно не нужны выкладки от крупных риелторских компаний и профессиональных аналитических контор, чтобы точно обозначить тенденции рынка и увидеть то новое, что в силу меняющейся социально-политической ситуации и (в значительно более существенной степени) финансовой конъюнктуры появляется на нем. Так вот, этой осенью среди тысяч объявлений о сдаче внаем загородного жилья появились такие, которые заставляют думать, что даже очень (подчеркиваю — очень) состоятельные люди начали использовать свои фазенды как дополнительный источник финансирования. При этом множество, если не сказать почти все, такого рода объектов представляют собой довольно странные, с точки зрения потенциального арендатора, варианты.

Скажем, в поселке «Никологорское» — этом высоком примере подлинной элитарности, сладостном магните для моей истерзанной дальней холодной дачей души — сдается за 60 000 рублей мансардный этаж дорогущего дома, при этом хозяева и съемщики будут пользоваться одними воротами, калиткой и даже лестницей.

В деревне Рождественно, которая так сиро и убого выглядит теперь в окружении построенных «Миэлем» поселков «Барвиха-2» и «Барвиха Village», владельцы коттеджа общей площадью 550 кв. м предлагают в аренду два жилых помещения — на втором и третьем этажах. Причем на третьем этаже получилась прямо замечательная квартира — с новенькой кухней, огромной ванной комнатой с джакузи и действующим дровяным камином в спальне. Обладателем всех этих сокровищ можно стать за 35 000 рублей в месяц — и мне представляется, что за качественнейшие 60 кв. м жилья это совсем невысокая плата. Я даже думал снять эту прелестную гарсоньерку сам: во-первых, удобно ездить в офис газеты на первом километре Рублевки, во-вторых, хозяйка оказалась совершенно очаровательной женщиной — что для совместной, как ни крути, эксплуатации одного дома, пусть и разделенного на самостоятельные отсеки, немаловажно. Однако мысль о том, что мои ночные прослушивания классики советской эстрады (типа «Где ты раньше был?..» Валентины Толкуновой или ее же «Ну что же, Сережа! Чужой не сладок мед») могут нарушить покой других жителей дома, имеющих полное право на глубокий, без этих берущих за душу куплетов, сон, остановил меня от этого шага. Только эта мысль, исключительно она.

В очень дорогой застройке в Шульгино (ГП-4) на длительный срок сдается — что бы вы думали?.. — зимний сад, да, да, самый натуральный зимний сад с замечательными овальными окнами, с чудесным камином-очагом, собственной кухней, великолепно оснащенной и даже отдельной спальней. Далеко не маленький участок ухожен так, что, очевидно, хозяевам не наплевать на вид из окна: чувствуется рука профессионального садовника, мастера своего дела. Полагаю, некоторое время зимний сад служил гостевым домом, а теперь вот ждет посторонних обитателей. Цена опять же необременительна — всего 50 000 в месяц. И мне было бы оттуда еще удобнее ездить на работу. Но все та же мысль — как бы не обременить хозяев — не позволила мне даже поехать на осмотр: зачем лишний раз отрывать рачительных владельцев от их крепко налаженного хозяйства?.. Из репортерского любопытства разве что? Но это уже не мой случай.

Я поделюсь с вами, дорогие читатели, единственным, на мой взгляд, разумным объяснением этого актуального феномена. Никто из подобных арендодателей не преследует цели наживы (35-50 тысяч в месяц — ей-богу, видывали мы наживу и покруче), но с помощью такого не вполне стандартного хода они пытаются компенсировать расходы на содержание дома и участка. И конечно же, облегчить налоговое бремя, которое превратилось из пустяков, дела житейского, в огромную проблему, особенно если у тебя нескромный участок и солидный особняк. Это еще одна примета нашего времени — очень неспокойного, но быстротекущего, как всякое время, а значит, уже очень скоро таких недорогих и качественных предложений не будет. Но ничего: точно будут другие.