«Я хочу, чтобы день родов стал для женщины праздником»

Елена Игоревна Спиридонова, акушер-гинеколог, заслуженный врач Российской Федерации, главный врач Клинического госпиталя Лапино, рассказывает о своей работе, о пациентках и о том, как сделать так, чтобы день родов стал для пациентки самым счастливым в ее жизни.

► Елена Игоревна, что сложнее — оперировать или руководить госпиталем?

Руководить сложнее. Это многопрофильный госпиталь, а не просто роддом, поэтому я руковожу не только акушерами-гинекологами, но и армией хирургов, урологов, кардиологов... Мне пришлось многому учиться, чтобы в этом разобраться, перечитать большое количество специальной литературы, чтобы знать принципы работы моих коллег. И конечно, то, что мы госпиталь, дает нам огромное преимущество перед обычным роддомом. В роддоме, если у пациентки какое-нибудь негинекологическое осложнение, все в панике — надо связываться, например, с урологом, который приедет, и все на него молятся. У нас есть возможность моментально решать все возникающие проблемы: если нужен уролог, он здесь, рядом, если у пациентки во время родов кровотечение, мы тут же звоним, чтобы к нам поднялись сосудистые хирурги. Отдельно стоящий роддом в XXI веке — это нонсенс. Мы друг у друга учимся, у нас развивается мышление, мы видим и осложнения, и операции друг друга. Поэтому ни у кого не вырастает корона, все друг с другом советуются, у нас это поощряется.

► Как проходили ваши собственные роды?

Роды начались преждевременно, мне пришлось срочно обратиться за помощью в ближайший родильный дом. Ночь. Гипоксия. Реанимация. Перевод ребенка в детскую больницу Святого Владимира. Операция новорожденного. Но больше всего запомнилось ужасное отношение персонала. Испытав все это, я не хочу, чтобы у будущих мам было так же, как у меня. Поэтому у нас категорически запрещена грубость по отношению к пациентам. Я стремлюсь к тому, чтобы день их родов был праздником, а не трагедией, запомнившейся на всю жизнь. В Клиническом госпитале Лапино интересы пациента ставятся на первое место. Мы слышим, понимаем, любим и принимаем наших пациентов такими, какие они есть, у нас нет задачи перевоспитать пациента.

► Есть ли что-то в альтернативной практике ведения беременности и родов, что вы категорически не приемлете?

Домашние роды, потому что в моей практике были случаи, когда скорая помощь доставляла рожениц после домашних родов в крайне тяжелом состоянии. Спокойно протекающие роды могут закончиться массивным кровотечением, острой гипоксией плода, эмболией околоплодными водами.

► А как эту проблему решают за границей, где домашние роды — массовое явление?

В Нидерландах, например, роды дома принимает дипломированная акушерка с высшим образованием и лицензией. Она несет полную ответственность за пациентку и ее ребенка. Во время родов около подъезда дежурит машина скорой помощи. В России же акушерки, принимающие роды на дому, не несут никакой ответственности за то, что произойдет с мамой и ребенком. Но у нас в госпитале созданы все условия для комфортных и безопасных домашних родов под контролем акушерки, доулы (помощницы при родах. — Примеч. ред.) и врача. Это гарантирует максимальную уверенность в том, что все будет хорошо.

► Правда ли, что в клиниках «Мать и дитя» самые современные медицинские технологии, которые пока еще только появляются в нашей стране?

Мы много учимся, стараемся внедрить передовой опыт, внимательно следим за самыми новыми разработками и используем их у себя в госпитале — естественно, не вступая в противоречие с действующим законодательством. Из последних наших достижений — открытие отделения фетальной хирургии: ежемесячно мы проводим внутриутробные операции высокой сложности. Специализируемся на врожденных пороках развития, в частности Spina bifida. В России подобных операций не делают нигде.

► Что самое тяжелое в вашей работе?

Ничего тяжелого, каждый день в радость. Конечно, у большинства врачей есть радостные моменты в работе, но у акушера-гинеколога самая благодарная специальность. Да, бывает тяжело, одолевает усталость, нервы на пределе, но вот ребенок появился на свет, розовый, кричит — и ты как будто родился заново вместе с ним.