Зависимое взрослое окружение

В сентябре в издательстве «Альпина нон-фикшн» вышла новая книга известного психолога Марины Мелия «Наши бедные богатые дети». В ней рассказывается о трудностях воспитания детей в семьях состоятельных людей.

Чем богаче семья, тем больше в доме прислуги: ребенка поднимут утром, накормят завтраком, оденут, доставят на занятия, позаботятся о его безопасности. Но детей, как правило, не учат, как держать себя со взрослыми, которые их обслуживают, не объясняют, что их окружают самостоятельные, достойные уважения люди, у которых есть собственные семьи, свои интересы, своя жизнь. Часто родители просто не замечают неподобающего поведения детей по отношению к домашнему персоналу. Некоторые даже искренне восхищаются тем, как ловко ребенок ставит на место няню, как умело дает понять учителям, кто здесь «заказывает музыку».

Помню, как жена банкира рассказывала о своем сыне: «Представляете, ему всего 4 года, а он подзывает няню, показывает ей пальчиком на пол, где разлил молоко, и говорит: “Ну-ка вытри! И быстро поменяй чашку”. Он такой развитый, сразу чувствует, кто слабее. А я так не могу, — вздыхала мама, — у меня слишком мягкий характер». Она в восторге от того, что малыш командует, требует, настаивает на своем. Ей такое поведение кажется проявлением силы, лидерских качеств.

Почувствовав поддержку и одобрение родителей, дети входят во вкус — начинают давать оценки, разговаривать со взрослыми в повелительном тоне и решать, насколько хороши, к примеру, гувернантка и повар и стоит ли их заменить. Иногда они все-таки получают замечания за грубость и высокомерие по отношению к домашнему персоналу, но обычно их за это не наказывают. И правильные, справедливые, но мимоходом брошенные родителями слова остаются всего лишь словами.

Когда взаимоотношения с наемным персоналом пущены на самотек, когда старшие не задают норм и правил, дети начинают устанавливать свои порядки — откуда им знать, что так нельзя? В результате все переворачивается с ног на голову: дети получают власть над взрослыми, а взрослые попадают от них в зависимость.

Домашний персонал не остается в долгу и вносит свой вклад в создание нездоровой атмосферы. Сегодняшние няни, гувернантки, водители в прошлом были учителями, военными, медсестрами. Им трудно перестроиться, чтобы чувствовать себя комфортно в новой роли. Но если к своим работодателям они относятся как минимум с уважением, то богатые избалованные дети мало у кого вызывают симпатию.

Посмотрим на ситуацию с точки зрения наемного работника: маленький барчук, получивший все блага жизни просто по факту рождения, заставляет меня, взрослого человека, ему прислуживать. При этом его нельзя одернуть, сделать замечание, когда он ведет себя вызывающе. Зависимый человек не может ответить на грубость, раздражение накапливается, трансформируется в скрытую, подавленную агрессию, которая все равно будет вымещаться на ребенке — только не явно, а завуалированно, изощренно, и никакая камера видеонаблюдения этого не зафиксирует.

Так, ласковая и заботливая в присутствии родителей няня, оставаясь наедине с ребенком, демонстрирует явное пренебрежение: не смотрит в его сторону, общается сухо, формально. Ребенок чувствует, что его отвергают, но не понимает почему.

Негативная среда, которая формируется вокруг детей, порой страшнее, чем открытая агрессия. Бывает, ребенок постоянно болеет. Его возят на курорты, лечат, как прописали лучшие врачи, а он чахнет на глазах. Почему? А просто няня, с которой он живет в одной комнате, и люди, которые его обслуживают, на самом деле его ненавидят. Сколько ни скрывай истинные чувства, они витают в воздухе, и ребенок их волей-неволей впитывает.

Мне не раз доводилось беседовать с людьми, работающими в богатых домах. То, что они рассказывают, интересно и поучительно. Женщина, нянчившая детей известного банкира, долго жаловалась на своих прежних работодателей: вечно всем недовольны, хамили, грубили, штрафовали за малейшую провинность. Их сын с ней тоже не очень-то церемонился.

— А как вы находили общий язык с ребенком? – спросила я.

— Да очень просто. Я ему все разрешала, ничего не заставляла делать, не наказывала, даже когда он кидал в меня игрушками и называл нехорошими словами.

— Но это же не воспитание!

— Я и хотела, чтоб, когда он подрастет, никто не мог бы с ним справиться, чтоб он задал потом жару своим родителям — пусть знают, как на меня срываться.

Когда взрослого человека унижают, срабатывает механизм психологической защиты. Чтобы не потерять лицо, он пытается свое положение как-то оправдать и действует по принципу «отольются кошке мышкины слезки».

Очень важно объяснить ребенку, какую позицию по отношению к нему занимают люди, работающие в доме, как он должен с ними разговаривать, о чем он может просить их и чего, в свою очередь, они могут требовать от него. А главное, он должен понимать, что любой человек из обслуживающего персонала — это прежде всего взрослый.

Нельзя передавать «бразды правления» одним, а ответственность за результат возлагать на других. Если обязанность водителя — доставить ребенка в школу без опозданий, целым и невредимым, значит, ребенок не может диктовать, когда выезжать и по какой дороге ехать, в машине водитель – главный. Няня, домработница и охранник имеют право сделать ему замечание, а он должен их выслушать и исправить то, что они считают неправильным или недопустимым. Когда обслуживающий персонал учит ребенка (завязывать шнурки, заправлять постель, убирать игрушки), отслеживает, контролирует и оценивает результат, выстраивается правильная иерархия.

Мы должны внушить детям, что взрослого человека надо уважать, тем более когда пользуешься плодами его труда, называть по имени и отчеству и, уж конечно, на него нельзя повышать голос. Это важно не только из соображений морали, но и с точки зрения безопасности ребенка, создания пространства для его развития и подготовки к самостоятельной жизни.

Чтобы ребенок по-настоящему уважал работающих в доме взрослых, нужно, чтобы их уважали прежде всего мы, родители. Транслируя свое уважение к тем, кто нас обслуживает, мы в каком-то смысле «снимаем социальное напряжение» и формируем позитивную, благожелательную домашнюю атмосферу, что только на пользу ребенку.

Это был фрагмент из главы «Золотое гетто» — последний в серии публикаций.