«Вдова Клико» на Рублевке

Профессор культурологии, автор книги «Царская дорога» Георгий Блюмин продолжает серию рассказов по истории Рублево-Успенского шоссе.

Реймс – город на северо- востоке Франции. Обычная турпоездка отводит на знакомство с ним всего два дня, но этого, конечно, очень мало для города с двухтысячелетней историей. Полюбовавшись «благороднейшим из всех соборов Франции» Нотр-Дам де Реймс, непременно попадаешь в музей шампанских вин, основанный всемирно известной вдовой Клико, главой фирмы, здешней уроженкой и автором благороднейшей марки из всех шампанских вин. «Шампанское», как известно, – от провинции Шампань на северо-востоке Франции, а Реймс – столица Шампани.

Знакомясь с весьма впечатляющей экспозицией музея Дома шампанских вин Вдовы Клико Понсардэн (Vouve Clicquot Ponsardin), я натолкнулся на толстую пачку переписки менеджеров фирмы конца XVIII – начала XIX веков. Наибольшее количество писем адресовано главе фирмы, мадам Николь Клико, от ее ближайшего помощника Луи Бонэ, часто выезжавшего с образцами восхитительного шампанского за пределы Франции, в том числе и в Россию. Вот отрывок одного из его писем от 25 апреля 1821 года. Письмо это представляет особый интерес, поскольку написано и отправлено из подмосковного поместья Большие Вязёмы.

«Мадам, спешу известить Вас о моем благополучном прибытии в усадьбу княгини Натали Голицыной, которая, как я Вам прежде докладывал, располагается всего в двух часах пути от Москвы. Княгиня – фрейлина при пяти императорах – прекрасно помнит Ваши с нею встречи и беседы в Париже. Рекомендательное письмо от Вас позволило мне остановиться в ее дворце в имении Вяземы. Дворец выстроен в два этажа, в стиле ампир, с бельведером. В верхней части фасада начертана дата постройки «Мая 1-го дня 1784 года». Я задержался в гостях у княгини на два дня, чтобы дождаться прибытия большой партии нашего шампанского, которое на телегах, завернутое в солому, прибыло сюда также вполне благополучно. Здесь меня удостоил своей беседы младший сын княгини, губернатор Москвы светлейший князь Дмитрий Голицын, который благодарил Вас, мадам, за присланное вино кометы. Примите еще раз, мадам, дань моей благодарности и моего глубокого почтения. Луи Бонэ».

Расшифруем приведенное письмо. Прежде всего, надо отметить, что прекрасно отреставрированный голицынский дворец в подмосковных Вязёмах дошел до наших дней, и в нем устроен и функционирует музей. Ну а кто же такая вдова Клико? Николь Барбье Понсардэн (1777–1866) – это дочь мэра Реймса, которому сам Наполеон пожаловал титул барона. Дом шампанских вин основал здесь в 1772 году богатый горожанин Филипп Клико-Моирон. За его-то сына Франсуа (Франца) и вышла замуж в 1798 году юная Николь. Ей только исполнился 21 год. Ее приданым стали виноградные угодья винограда лучших сортов пино-нуар и шардоне. Приданое пришлось кстати: ведь у свекра имелись заводы по производству шампанских вин. Тут же Филипп Клико организовал компанию «Клико и сын». А так как больше любил банковское дело, шампанский бизнес он передает сыну Франсуа.

Но в 1805 году Франсуа Клико умирает от лихорадки. Однако овдовевшая Николь с трехлетней дочкой Клементиной уже через неделю после похорон объявляет себя единовластной хозяйкой новой фирмы «Вдова Клико». Во французском написании это звучит как «Veuve Clicquot», причем слово «вёв» значит уважительное обращение к вдове. События дали толчок ко всевозможным слухам.

Во-первых, женщин к виноделию категорически не допускали: считалось, что если в процессе приготовления вина к нему (вину) приблизится женщина, то даже лучшее вино мгновенно превращается в уксус.

Во-вторых, кем-то из конкурентов был пущен слух, что Николь Клико сошла с ума и заключила сделку с дьяволом. Вино ее стали именовать «дьявольским напитком». Но, вопреки слухам, Николь делает выдающиеся открытия в производстве шампанского, причем эти ее открытия используют поныне. Она избавляет вино от мутного дрожжевого осадка, располагая бутылки горлышком вниз. Процесс называется дегоржаж: замерзший осадок вино само выталкивает прочь, а оператор вручную помещает пробку на прежнее место. Французы сочинили песенку о своем шампанском: «Весельем мир обязан монаху и вдове». В самом деле, монах Дом Периньон впервые выделил мутный осадок, а вдова Клико указала, каким образом этот осадок удалить. Выражаясь современным языком, Николь Клико оказалась выдающейся бизнес-леди. Немалая прибыль целиком уходила в виноградники. По сей день лучшие виноградники в провинции Шампань принадлежат основанной ею фирме.

Открытия и расчеты Николь Клико сделали свое дело: с этого времени дела у фирмы пошли прекрасно. Изумительный вкус шампанского «Вдова Клико», его прозрачное сиянье и роскошный аромат позволили увеличить экспорт до 110 тысяч бутылок в год, и самые большие поставки были в Россию – 25 тысяч бутылок. Реверанс замечательному вину делает композитор Франц Легар, назвав одну из своих оперетт «Веселая вдова». Знаменитый французский писатель Проспер Мериме отмечал: «Вдова Клико напоит Россию. Ее вино называют Кликовское и не пьют ничего другого». А Николай Васильевич Гоголь высказался предельно кратко: «Ну просто находишься в эмпиреях!». А.С. Пушкин в целом ряде стихотворений и в романе «Евгений Онегин» отдает должное шампанскому «Вдова Клико». Вот, например, Ленский и Онегин обедают у Онегина, сидя у пылающего камина:

Вдовы Клико или Моэта

Багословенное вино

В бутылке мерзлой для поэта

На стол тотчас принесено.

Оно сверкает Ипокреной;

Оно своей игрой и пеной

(Подобием того-сего)

Меня пленило: за него

Последний бедный лепт, бывало,

Давал я. Помните ль, друзья?

Его волшебная струя

Рождала глупостей не мало,

А сколько шуток, и стихов,

И споров, и веселых снов!

В 1815 году, после победы над Наполеоном, русские войска вступили в Париж и Реймс. Никто, конечно же, не отказался продегустировать прекрасные вина «Вдовы Клико». Реакция ее на это сообщение была мудрой и предсказуемой: «Русские?.. Пусть пьют. А расплачиваться будет вся Россия». В цитируемом выше письме Луи Бонэ ближайший помощник вдовы Клико и предок современных менеджеров называет хозяйку поместья Большие Вязёмы княгиню Наталью Петровну Голицыну (1741–1837), урожденную графиню Чернышеву. Мужем ее был бригадир в отставке, князь Владимир Борисович Голицын (ум. 1789). Их дети – генералы и герои Бородина князья Дмитрий Владимирович (1771–1841) и Борис Владимирович (1769–1813).

Вино кометы, которым угощал Луи Бонэ хозяев Больших Вязём, имеет свою интересную историю. В 1811 году в небе Европы, в том числе над Россией, явилась комета Галлея, хвост которой охватил чуть ли не полнеба. Урожай винограда того года был чрезвычайно высок, а вкус его, перешедший в вино вдовы Клико, был даже для этого вина отменным. Его так и назвали – вино кометы. У Пушкина: «Вошел: и пробка в потолок / Вина кометы брызнул ток…». И еще:

Вновь слышу, верные поэты, Ваш очарованный язык.

Налейте мне вина кометы! Желай мне здравия, калмык!

Калмык в стихах Пушкина появляется не случайно. «В час пирушки холостой», если вдруг кто-либо из гостей произносил непечатное слово, прислуживавший за столом мальчик-калмык обязан был пожелать этому гостю здоровья.

Хочется процитировать еще одно из писем Луи Бонэ, адресованное вдове Клико. Луи Бонэ, для того чтобы обойти тогдашний запрет на торговлю французским вином в бутылках, нанял голландское судно и взял курс на Кенигсберг. Грузом было то самое уникальное шампанское урожая 1811 года. Он пишет об этом вине: «Ему нет равных. Восхитительное на вкус, оно настоящий убийца, и тот, кто захочет попробовать его, должен привязать себя к стулу. Иначе он может оказаться под столом вместе с хлебными крошками».

Вознаграждение Бонэ от хозяйки было щедрым: он приобрел поместье в родной Германии и прекратил свои беспокойные разъезды по миру. Дочь хозяйки Клементина вышла замуж за графа Людовика де Шевине, а в 1818 оду Николь Клико купила для графа большой замок Бурсо. Фирму – детище свое, она завещала работавшему у нее Эдуарду Верле.

А представитель княжеского рода Голицыных, в гостях у которых на нынешней Рублевке был Луи Бонэ, князь Лев Сергеевич Голицын (1845–1915) первым создал русское шампанское в Новом Свете (Крым) и в Абрау-Дюрсо под Новороссийском.