Раздоры: чай да фанерный поселок

Георгий Блюмин, доктор технических наук и профессор культурологии, автор книги «Царская дорога», продолжает серию рассказов по истории Рублёвки.

Существует несколько объяснений происхождения названия Раздоры. «Словарь языка Пушкина» указывает: «Раздоры – распря, раздор, вражда, ссора». Возможно, что речь идет о ссорах по поводу принадлежности здешних земель крупным землевладельцам князьям Юсуповым, Одоевским, Черкасским. Классический словарь В.И. Даля дает другое, также приемлемое толкование понятия «раздоры»: «Разречье, разделение реки на рукава, на потоки, разбитое на рукава устье, дельта».

История деревни Раздоры уходит в глубину веков. Ее владельцами были те же сановные и именитые хозяева, что владели противолежащим по Москва-реке поместьем Архангельское: боярин князь Яков Никитич Одоевский, потом тоже боярин князь Михаил Яковлевич Черкасский, сын первого российского генералиссимуса, выходца из Кабарды, князя Якова Куденетовича Черкасского. Вслед за ними здешними хозяевами стали князья Голицыны и Юсуповы. Самое название Раздоры произошло от споров о принадлежности этой деревни – ведь это было единственное владение вышеназванных сановных лиц, расположенное на правом берегу Москва-реки, в отличие от левобережного Архангельского. Спорить, даже в суде, например, с князьями Юсуповыми, обладавшими колоссальными богатствами, было, разумеется, непросто. Дела решались в конечном счете в их пользу, и Раздоры оставались в их владении.

В 1812 году сюда пришел и остановился со своим отрядом на постой пасынок Наполеона и сын Жозефины, французский генерал Евгений де Богарне, носивший титул вице-короля Италии. Тогда Богарне спешно покинул Звенигород, где ему явился во сне святой Савва, запретивший разорять Саввино-Сторожевский монастырь.

Географически Раздоры расположены между двумя речками, притоками Москва-реки: Чаченкой и Самынкой, прихотливо протянувшимися на многие километры в подмосковных лесах. Вблизи Раздор Москва-река делает огромную петлю к северу и сразу опять возвращается на юг, продолжая свое течение на восток к столице. В экстремальной точке этой петли расположено всем известное Архангельское со своими музеем и санаторием. В начале XX века, при постройке Рублевской водопроводной станции, эту петлю реки спрямили, прокопав канал, долженствовавший усилить напор воды перед водокачкой. Таким образом, русло Москва-реки от Ильинского до Раздор искусственное, а прежнее основное течение реки стали именовать старицей.

В Раздорах располагалась усадьба чаеторговцев Боткиных. В это трудно поверить, но во Франции вплоть до XIX века совершенно искренне полагали, что самый лучший чай пьют в России. Основателем чаеторговли России с Китаем выступил Петр Кононович Боткин. Собственно чайным делом занимались старшие сыновья Петра Кононовича, они снабжали деньгами все немалое семейство Боткиных. В это время появились в боткинской усадьбе в Раздорах коллежские советники братья Поповы – Константин Абрамович и Семен Абрамович. Чай тогда дегустировали по вкусу и аромату, и Боткины нуждались в опытных дегустаторах. У К.А. Попова оказалось весьма тонкое обоняние. Он был взят Боткиным-старшим на службу, успешно прослужил несколько лет и сумел завоевать такое расположение хозяина, что тот открыл ему кредит для организации собственного дела, а приобретенную Боткиными усадьбу у реки в Раздорах даже назвали в его честь Поповкой. С 1911 года усадьбой Поповка владел московский городской голова Н.И. Гучков, женатый на В.П. Боткиной.

Поповка ныне – это государственная резиденция, прилегающая к созданной в 1903 году Рублевской станции водоподготовки, питающей большую часть Москвы водопроводной водой из Москва-реки. Здесь, в загородной своей резиденции, жил президент СССР М.С. Горбачев. Рассказывают, что его прогнали отсюда комары, не дававшие покоя в летние месяцы. Президент В.В. Путин заявил, что он спортсмен и комаров не боится, и поселился в Поповке. Хотя вскоре он тоже избрал себе другую резиденцию, в расположенном поблизости Ново-Огареве.

Совсем рядом с деревней Раздоры вырос поселок Новь. Здешние дачи строил Наркомат рабоче-крестьянской инспекции летом 1927 года. Домики были фанерные с торфяной и опилочной засыпкой, почему дачный поселок Новь и называли Фанеркой. Даже кровля тоже была фанерной. Долговечность этих домиков определялась в 10 лет.

Наступил год 1937-й, когда истекал формальный срок эксплуатации, и в то же время начались массовые аресты и репрессии. Эта печальная пора коснулась и поселка Новь. Все было элементарно: написал донос, законного владельца отправили в места не столь отдаленные, а доносчик поселялся на «освободившемся» месте. Через многие годы выжившие в лагерях люди возвращались реабилитированными, и следовательно, имевшими право на прежнее жилище. Но место, увы, оказывалось занятым, и, случалось, что на том же участке, где-нибудь в сторонке, вырастал скромный домик прежнего владельца. За время, прошедшее с той поры, большинство домов преобразилось в современные коттеджи.

В старой Фанерке жили известные люди: и управделами Совнаркома доктор исторических наук В.Д. Бонч-Бруевич, строитель ДнепроГЭСа академик А.В. Винтер, журналист М.Е. Кольцов, кинорежиссер И.А. Пырьев, академик А.Ю. Ишлинский, первые советские летчики и многие другие знаменитости. Как свидетельствует Н. Королева, дочь Генерального конструктора ракетно-космической промышленности СССР С.П. Королева в своей книге «Отец», вся их семья, в том числе гениальный ученый, с 1927 года проводила летние месяцы в своем доме в поселке Новь. Другие одноэтажные дома поселка стояли среди соснового бора. Их было – застрахованных от огня двух- и трехкомнатных ведомственных дач – общим числом 103.

Поселок Новь ограничен ныне с севера Рублево-Успенским шоссе, а с юга одноколейной железной дорогой, проложенной здесь в 1921 году, чтобы вывозить из леса дрова для нужд холодной и голодной тогда Москвы. Дорога эта остается и сегодня милой сердцу москвичей, приезжающих в Раздоры подышать здешним воздухом. От всепожирающего строительства тут еще уцелели островки леса. Когда-то, не так уж давно, все пять станций этой ветки – Ромашково, Раздоры, Барвиха, Ильинское и Усово – были оборудованы добротными станционными зданиями с теплыми печами и широкими скамьями. Ну просто благодать для лыжников, отдыхающих москвичей и местных жителей!