Там, за кирпичной стеной

Автор экскурсий по Рублево-Успенскому шоссе, историк и краевед Денис Ромодин подготовил рассказ об исторических перипетиях знаменитых особняков из красного кирпича в деревне Калчуга.

Проезжая по старому «руслу» Рублево-Успенского шоссе, возле Калчуги, можно увидеть старый добротный кирпичный забор. За ним прячется бывшая госдача «Зубалово-2», а чуть дальше, за глубоким оврагом и рекой Медвенкой расположена еще одна госдача «Зубалово-4». Обе эти госдачи напоминают английские коттеджи – строгие кирпичные дома с множеством мансард и каминных труб. Но мало кто из проезжающих мимо знает, что обитатели этих имений были яркими личностями и сыграли свою роль в истории страны.

В 1920-е годы, когда государственный аппарат стал присматриваться к бывшим имениям в этом районе, в Калчугу в феврале 1921 года приехал Феликс Дзержинский со своей женой. Ему так понравилось эти места, что в соседних Горках он организовал образцово-показательный совхоз, который снабжал госаппарат сельскохозяйственными продуктами. А вот пустующие коттеджи заняла верхушка советского правительства. Один дом возле так называемого Зубаловского шоссе (ныне Красногорское) занял Иосиф Сталин вместе со своей семьей, а «Вторую дачу» – Климент Ворошилов, Николай Бухарин, Анастас Микоян и другие члены правительства. Это был такой небольшой коллективный дом отдыха с апартаментами. Микоян вместе с семьей прожил здесь дольше всего – до 1965 года, когда вынужден был уйти с поста председателя Президиума Верховного Совета СССР. Первым же эти места покинул Сталин еще в 1932 году, что, возможно, было связано со смертью жены. После этого он переехал на ближнюю дачу «Кунцево» в Волынском.

Кто же такой Зубалов, построивший хмурое поместье, приглянувшееся послереволюционному руководству страны?

Лев Константинович Зубалов (Леван-Иосиф Зубалавшвили) родился в 1853 году в Тифлисе, в семье отставного штабс-капитана. Его отец Константин Яковлевич в 1872 году приобрел участок земли в селе Биби-Эйбат (в нескольких километрах от Баку), где вскоре обнаружилось мощное нефтяное месторождение. И уже через 17 лет Зубаловы развернули там интенсивную добычу нефти. После смерти Константина Яковлевича все управление взял на себя один из его сыновей – Леван (Лев), живший в Москве. Он становится состоятельным предпринимателем и жертвует значительные средства Московскому городскому общественному управлению – для попечительства о бедных, принимает финансовое участие в оборудовании и содержании военных госпиталей. Увлекался Зубалов и искусством, владея одной из лучших в Москве коллекций западноевропейской и русской живописи, старинных предметов искусства из серебра, фарфора, фаянса и стекла.

В 1892 году он покупает возле деревни Калчуга Звенигородского уезда участок земли с сосновым бором, где начинает строительство четырех кирпичных коттеджей на двух берегах реки Медвенки: для отца, себя, и братьев. Автором проектов стали архитекторы Николай Чернецов и Петр Бойцов. Строительство продолжалось до 1902 года. Все строения были выполнены в так называемом «кирпичном стиле» и напоминали английские коттеджи, окруженные кирпичной стеной почти в три метра с башнями и зубцами. Кстати, московский дом Зубалова на Садово-Черногрязской тоже обзавелся мощным забором, отделанным гранитом. Скорее всего, это было связано с болезнью Льва Зубалова: как свидетельствовали современники, Лев имел обсессивно-компульсивное расстройство. Вероятно, его стали посещать фобии о возможных покушениях на его жизнь, которые вылились, скорее всего, в возведение таких высоких глухих оград вокруг его домов, что было не очень характерно в то время. Кстати, именно они и сохранились лучше всего, как в Москве, так и в Калчуге. После смерти Льва Зубалова в 1914 году его имуществомвладели родственники. В сентябре 1917 года вдова Ольга Ивановна и сын Лев, будучи почетными членами Румянцевского музея, передали всю его богатейшую коллекцию в этот музей. После ликвидации Румянцевского музея в 1923 году картины западноевропейских мастеров поступили в Музей изящных искусств (ГМИИ имени Пушкина) и Эрмитаж, почти вся русская живопись – в Третьяковскую галерею, а часть коллекции фарфора – в Музей фарфора (Музей керамики в усадьбе Кусково). Часть коллекции осталась в имении нефтепромышленника в Калчуге, в которое в 1922 году заселился Сталин.

Говорят, эту дачу Иосиф Сталин выбрал из-за удобного месторасположения, хорошей сохранности и надежного высокого забора. Поначалу жизнь новых обитателей зубаловских особняков складывалась весьма хорошо и дружно. От этого периода сохранились многочисленные фотографии. Все поменялось в 1930-е годы. Страна становилась другой, да и жизнь госдач тоже поменялась. В 1941 году, когда началась Великая Отечественная война, дачу взорвали.

Вот что пишет Светлана Алиллуева: «Осенью 1941 года было взорвано наше дорогое Зубалово, так как ждали, что вот-вот подойдут немцы. Мы поехали посмотреть. Стояли ужасные глыбы толстых, старых стен, но строили уже новый, упрощенный вариант дома, не похожий на старый, – что-то было безвозвратно утрачено. Мы поселились пока что во флигеле, а к октябрю перебрались в только что отстроенный, несуразный, выкрашенный «для маскировки» в темно-зеленый цвет дом. Бог знает, как он теперь выглядел: уродливый, с наполовину усеченной башней, с обрезанными террасами. Там мы все и разместились…».

В 1970-1980-х годах на месте «сталинской» дачи проживал маршал Дмитрий Устинов. С 2003 по 2008 год здесь размещалась официальная резиденция Дмитрия Медведева. Сейчас эта территория передана в ведение Министерства обороны.