Летняя дача Максима Горького

Автор экскурсий по Рублево-Успенскому шоссе, историк и краевед Денис Ромодин рассказывает об одной из самых красивых достопримечательностей наших мест.

Сейчас, за высоким зеленым забором, уже почти невозможно увидеть белый портик дома, построенного почти 100 лет тому назад в лесном массиве недалеко от Московского конного завода №1. А ведь еще каких-то 30-40 лет тому назад здесь были мемориальные комнаты, посвященные Максиму Горькому. Русский писатель последние пять лет жизни использовал этот дом в качестве летней дачи. Здесь он и умер в июне 1936 года.

Впервые в летописях место дачи Горького упоминается в конце XVIII века, когда рядом с будущим имением Щеславское (именуемом также Иславское) генерал-лейтенанта Ивана Петровича Архарова располагалась деревня Новое Городище. Согласно переписи, тогда здесь было 5 дворов и проживало «35 душ мужского и 28 женского пола». В середине XIX века эта земля принадлежала титулярному советнику Ивану Захаровичу Постникову. В 1880-х годах неподалеку в Успенском князь Борис Владимирович Святополк-Четвертинский строит свою резиденцию, а на поле, рядом с современным поселком Горки-Х, организует конный завод. Соседнюю же территорию приобретает потомственный почетный гражданин Иван Алексеевич Алексеев. Именно у него в 1911 году покупает 787 десятин потомственный почетный гражданин, выборный Московского биржевого общества, гласный Московской городской Думы Иван Викулович Морозов.

Он родился 28 августа (9 сентября) 1865 года в Москве и был представителем известной ветви Морозовых-Викуловичей, владевших Никольской мануфактурой, корпуса которой сохранились на территории современного подмосковного города Орехово-Зуево. В 1900-х годах Иван Викулович полностью посвятил себя руководству семейной мануфактурой. Помимо предприятий в Никольском, Иван Викулович и его братья становятся учредителями «Товарищества Саввинской мануфактуры», созданного в 1896 году для содержания прядильной фабрики при селе Саввино (ныне в черте города Железнодорожный).

Но вернемся к нашему имению. Именно из-за названия Иславское эту территорию стали путать в наше время с селом Иславское, в котором было совсем другое имение. И часто именно находящиеся там руины одной из усадебных построек путают с домом, который принадлежал Ивану Викуловичу Морозову. Будущая дача «Горки» тоже в то время в разных источниках называлась Иславским или Щеславским. Это был значительный участок земли площадью более 787 десятин (около 860 гектаров), который граничил с имением Сергея Тимофеевича Морозова – Успенское и усадьбой сестры Ивана Викуловича Морозова – Людмилы Викуловны Зиминой – селом Иславское.

Иван Викулович Морозов был коннозаводчиком и эти обширные территории ему нужны были для разведения рысаков. Но здесь уже существовал конезавод, основанный Святополк-Четвертинским. И рядом с ним, в роще, Морозов решает построить свой загородный дом. Проект этого дома выполнили известные в то время архитекторы Владимир Матвеевич Маят и Владимир Дмитриевич Адамович. Работы по строительству дома велись в 1914-1915 годах. Здание было выстроено в стиле неоклассицизма: двухэтажный дом-дворец с шестиколонным портиком и бельведером напоминал усадебные дворцы XVIII-XIX веков. В доме были центральное отопление, канализация, водопровод и электричество. Интерьеры поражали своим изяществом. Дворец был окружен парком. Ко дворцу вела проложенная просека с новой аллеей.

К сожалению, владельцы усадьбы не успели насладиться новым имением, так как в 1918 году дворец был национализирован. Здесь разместился детский дом «Молоденово», и лишь в 1931 году дом после ремонта был передан Максиму Горькому и его семье под летнюю дачу. Алексей Максимович приезжал сюда из Москвы по Можайскому шоссе, и возле деревни Юдино поворачивал направо на Николину Гору. Для обслуживания этого дома был выделен целый штат прислуги из 2-го отделения АХУ НКВД. Территория парка была сокращена, но дом был настоящим дворцом, и сам писатель стал называть это место «Горками». Здесь он работал над пьесами «Егор Булычев» и «Достигаев». На террасе дома и в кабинете он работал и над множеством публицистических работ, здесь же закончил свой роман «Жизнь Клима Самгина».

На дачу к нему часто приезжали руководители партии и правительства, видные советские писатели, художники, артисты, работники кино: драматург и публицист Бернард Шоу, писатель-фантаст Герберт Уэллс, музыковед и общественный деятель Ромен Роллан, театральный режиссер и педагог Владимир Иванович Немирович-Данченко. В разных источниках фигурируют и имена Иосифа Виссарионовича Сталина, Климента Ефремовича Ворошилова и Лазаря Моисеевича Кагановича.

В мае 1936 года Алексей Максимович возвращается с крымской дачи, и 1 июня заболевает гриппом. Несмотря на это, он едет в свои любимые Горки. Болезнь в то время довольно быстро перетекла в воспаление легких и сердечную недостаточность. Писателю становилось все хуже и хуже. Горького приехали навестить Иосиф Виссарионович Сталин, Вячеслав Михайлович Молотов и Климент Ефремович Ворошилов. К тому времени писатель почувствовал себя лучше и смог принять гостей. И 16 июня врачи констатировали, что кризис миновал. Однако 18 июня писателю стало хуже, и в 11:10 сердце Максима Горького перестало биться. Некоторые считали, что его отравили, и эта версия часто обсуждается до сих пор.

Дом был опечатан, и перед войной тут были открыты две мемориальные комнаты, посвященные Горькому: кабинет и спальня. На самом доме появилась мраморная мемориальная доска, которая чудом уцелела и выставлена в наши дни в экспозиции Мемориального музея-квартиры Максима Горького в Москве на Малой Никитской, как и часть уцелевших вещей из дома в Горках. К сожалению, сами комнаты были закрыты для посещения, а дом стали использовать в качестве государственной резиденции в 1990-х годах.