Воспитание классикой

Знаменитая балерина, народная артистка России Илзе Лиепа уже более 12 лет учит детей искусству танца. Обожаемая зрителями прима рассказала нашему изданию, как хореография воспитывает душу.

► Илзе, с момента создания в 2006 году первой школы в Жуковке, вы открыли еще пять. Это хорошее развитие...

Да, совершенно верно. Но хочу сказать, что школа в Жуковке особенная. Мы с моей подругой и партнером Марией Субботовской с нее начали и считаем ее развитие своей миссией. Хотя Рублевка – сложное место для выживания образовательных проектов, у нас есть ответственность перед регионом, где мы сами живем. Наша школа для тех, кто не пускается наперегонки со временем, а хочет сохранить нормальный ритм жизни, в котором есть место вечным ценностям, к которым, я уверена, относится и хореография. По моему убеждению, занятия хореографией – это единственный способ воспитания тела, который гармонизирует душу.

Когда женщины, которые занимаются бизнесом и живут в жестком мире конкуренции, просто для развлечения встают к балетному станку, мы видим, как меняется выражение их лиц, как у них в лице, вообще в облике, появляется одухотворенность.

► Почему это происходит?

Хореография – это система тренировок, которая работает по законам гармонии. Даже у движения руки в процессе обучения есть свои четкие траектории. Они есть у каждого пальца, у каждого поворота головы. Плюс музыка. Когда движение идет по траектории, да еще совмещается с музыкальной фразой, тогда и происходит то самое чудо – мы как будто подключаемся к закону мироздания. Если мы посмотрим, все вокруг в природе подчиняется этому закону. За осенью придет зима, а затем непременно весна. Стемнело – будет ночь, а потом обязательно утро. Танец является выражением того, что происходит в мире. Система тренировок, которые существуют в гармонии, является потрясающим воспитательным моментом.

В нашем районе живут люди с достатком, которые хотят дать хорошее образование своим детям. Только образование – это еще не культура. И я рада, что многие это понимают. У нас в школе дети с полутора лет занимаются под классическую музыку, которая задает правильный тон всей жизни. Ставьте детям классику – ребенок должен расти на базовых ценностях! Для ребенка до 7 лет противопоказано слушать ритмичную жесткую музыку, это влияет на психику и закрывает его способность воспринимать классику в полном объеме. Ведь пространство искусства – это некое единое поле: музыка, живопись, поэзия. И оно должно быть доступно, интересно для ребенка, и тогда это не только образование, но и культура, что в объединении дает нам правильную гармоничную личность.

► В ваших школах дети занимаются только для собственного развития или могут пойти дальше в большой балет?

Найти действительно одаренного ребенка для профессионального балета – это безумно сложно. И как только такой ребенок появляется, я первая узнаю об этом. Дальше говорим с родителями, и если у них есть интерес, то этого ребенка мы начинаем вести. Именно поэтому у нас шесть школ, а не 60 – мы хотим делать только то, что можем контролировать. Каждая школа требует определенных усилий, внимания, участия. Я лично танцевала в спектакле «Моя Павлова» в нашей питерской школе. В подмосковных школах мы ставили «Спящую красавицу». Это было испытание, это был огромный труд, но это было такое вдохновение! Вообще жизнь в наших школах очень яркая и благородная. Мы разработали для наших детей культурологическую программу. Готовила ее команда суперпрофессионалов: историк балета Виолетта Майнице и видеостудия Большого театра. Это мультимедийный проект, который будет внедряться на уроках хореографии. Дети должны знать имя Мариуса Петипа, 200 лет со дня рождения которого мы праздновали в этом году, балеты, которые написал Петр Ильич Чайковский, имена знаменитых танцовщиков: Улановой, Плисецкой, Нижинского, имена художников, которые работали для балетного театра: это и Коровин, и Серов, и Головин.

Для своих воспитанниц мы устраиваем культурные туры с возможностью не просто попасть в крупнейшие музеи и театры страны, но и проникнуть за кулисы. В Петербурге мы были в Мариинке на финальной репетиции выпускного спектакля у Николая Цискаридзе. В Академии Вагановой не только осмотрели музей, но ведущий педагог преподал нам урок. В прошлом году мы были в Тбилиси, смотрели оперный спектакль «Лауренсия», а затем отправились в гости к ансамблю «Сухишвили» – специально для нас уже после концерта они устроили открытую репетицию.

► Илзе, для взрослых в вашей студии есть занятия пилатесом. Как родилась такая идея – соединить балет и пилатес?

Мой компаньон Мария Субботовская, будучи ранее директором фитнес-центра Dr.Loder, познакомилась с пилатесом за границей и первая привезла его в Россию. Сейчас пилатес – это уже бренд, существует много разных его ответвлений. Но все равно Мария внедряет самые передовые технологии. Она привезла особые тренажеры, которые в России есть только у нас. Вы не представляете, сколько звезд балета уже смогли восстановиться в нашей студии: прима-балерина Большого театра Ольга Смирнова, премьер Большого театра Семен Чудин… Всех сейчас не перечислю. Занятия в нашей студии - это не просто система упражнений, созданных Джозефом Пилатесом, это индивидуальные занятия, включающие в себя технику пилатес, постуральную гимнастику, а также новейшую функциональную науку движений в 3D. В комплексе это поможет обрести подтянутое и гибкое тело, восстановить двигательные функции, приводящие к хорошей осанке, а значит в целом улучшить качество своей жизни. Я сама не сразу оценила возможности этого метода реабилитации, но теперь с большим удовольствием включаю его в свой личный класс!

► В балете традиционно немного мальчиков: многие родители считают, что сына, прежде всего, нужно отдавать, например, в хоккей или на борьбу, чтобы из него вырос настоящий мужчина. Что может дать мальчику балет?

Великий артист Михаил Барышников однажды сказал, что балет – это тяжелая работа для настоящих парней. И это потрясающее воспитание для мальчиков. Ты должен делать над собой усилие, и при этом оно, это усилие, тебя облагораживает. А, кроме того, способствует и интеллектуальному развитию. Это психофизика. Сейчас мы делаем проект с Первым московским кадетским корпусом – возрождаем традицию кадетских балов. Это не просто танцевальный вечер, это полноценный церемониальный бал, посвященный какому-либо историческому событию. Детей готовят не только с точки зрения хореографии, но и вводят в пространство русской истории, русской культуры. Так вот уже после первого бала руководитель кадетского корпуса настолько высоко оценил то, что ребята получили за время подготовки к нему, что после этого ввел бальную культуру в систему обучения, частично заменив ею занятия физкультурой. «Вы не представляете, что вы сделали с моими ребятами», – сказал он мне.

► Можно, наверное, сказать, что школы Илзе Лиепы – это определенный знак качества?

Да, безусловно, и я рада, что на этом пути я нашла такого друга и соратника, как Мария Субботовская. Мы смотрим в одном направлении, разделяем нашу общую ношу, подставляем друг другу плечо. Мария – очень талантливый человек и организатор, и не раз очень чутко меняла позиции школы, что позволяло нам в какие-то моменты просто выживать.

► Как вы думаете, как ваш отец Марис Лиепа оценил бы вашу сегодняшнюю деятельность?

Я всегда себе задаю этот вопрос, когда что-то делаю. По устремлениям, по целям и задачам, которые мы с Андрисом ставим, я думаю, он был бы доволен. Но мы понимаем, что между нашим нравственным идеалом и нами большое расстояние. Отец нам внушал: помните, что вы дети Лиепы, и на вас будут смотреть особыми глазами. И то, что простят другим, не простят вам. И иногда это было для нас сложностью – когда звучали фразы, не слишком ли много Лиеп в Большом театре. А иногда эта фамилия открывала для нас двери и сердца тех людей, которые любили отца. Нам не нужно было работать на имя, нам нужно было только его подтверждать своими делами.

► Илзе, расскажите о самых запомнившихся моментах из вашего детства.

О, это, конечно же, моменты, когда родители брали нас за кулисы. Мы с братом побывали не только за кулисами балетного театра у отца (Марис Лиепа – прим.ред.), но и на спектаклях у мамы (Маргарита Жигунова – прим.ред.) в драматическом театре. Это потрясающее ощущение, конечно, увидеть все с изнанки. Представляете, вот артист, который только что со сцены улыбался, выскакивает за кулисы, падает без сил, тяжело дышит, ему дают полотенце, стакан воды... У нас был такой откидывающийся стульчик, прямо за порталом, первая кулиса – обычно в оперных спектаклях там стоит дирижер хора, а на балетных сидели мы с Андрисом – оттуда было видно все самое интересное. Недавно я написала книгу сказок. В этих сказках отразилось все мое отношение к театру, к балету, который стал для нас и в самом деле сказкой. Там оживают балетные туфельки и занавес влюбляется в кулисы.

► Вы передали свое ощущение театральной преемственности?

Это такая преемственность, которую трудно описать. Я вышла на сцену Большого театра в пять лет в роли сына Чио-Чио-Сан в опере «Мадам Баттерфляй». И чтобы превратить меня в мальчика, меня сажали на высокий стульчик в гримерной и завивали волосы в локоны. Мастер, которая причесывала меня тогда, с тех пор причесывает меня всю мою творческую жизнь. А когда я танцевала свою первую партию в «Дон Кихоте», это было на гастролях Большого театра в Молдавии, меня пришла одевать костюмер. Так вот она мне собирает рукавчик на испанском костюме и вдруг говорит – а я ведь тебя одевала для Чио-Чио-Сан. И это такой момент, когда ты останавливаешься и понимаешь, какая это связь.

► Определилась ли ваша дочь Надя со своими пристрастиями в жизни?

Вы знаете, она – серьезная девочка и всем занимается серьезно. Мы не распыляемся, изучаем язык, занимаемся хореографией и музыкой. А все остальное – это общее развитие. Что она выберет, покажет будущее.

► А как вы проводите досуг с дочерью?

У нас очень много планов: поездки в музеи, в театры. И я тоже развиваюсь вместе с ней. Например, недавно открыла для себя прелесть археологических экспозиций. Когда у нас была экскурсия по сокровищам Шлимана, меня это просто потрясло.

► Если вернуться к разговору о ваших школах, планируется ли концерт, в котором объединятся все шесть школ?

О, это отличная мысль! Спасибо, что подсказали идею! И главное, что мы уже готовы это сделать. Ну, а пока по всем школам у нас пройдут новогодние спектакли. Воспитанники нашей московской школы уже доросли до сцены Театра имени Наталии Сац. Для воспитанников Жуковки и Павлово спектакли пройдут в Павловской гимназии. А дальше будем готовимся к гала-спектаклю «Весна священная», который пройдет на сцене Кремлевского театра.