Сирень Победы

Ландшафтный дизайнер Андрей Карагодин – о сирени белой и не только.

Когда иностранцы спрашивают меня, когда лучше всего приезжать в Москву, я всегда отвечаю: в мае и июне, когда по всему городу буйно зацветёт сирень. Именно этот кустарник у меня, да наверняка и у вас тоже, больше всего ассоциируется с Москвой, весной и началом лета, Россией. Нигде в мире не видел я такого изобилия сирени, нигде больше её так не любят и не сажают в таком количестве, посвящают ей песни, живописные полотна, слагают стихи, как в наших краях.

В этом раз, судя по всему, наслаждаться московской и подмосковной сиренями мы будем сами, безо всяких иностранцев. А поскольку в Европу нам пока тоже не попасть и, соответственно, будет свободное время, я настоятельно рекомендую вам, если к этому времени уже откроют московские сады и парки, сходить на экскурсию в Ботанический сад МГУ на Воробьёвых горах. Там на сталинском партере перед величественной башней Главного здания каждый май предстаёт во всем своем великолепии собранная университетскими ботаниками коллекция сортов сирени.

Причём коллекция эта не простая, а c изюминкой. С одной стороны партера высажены всемирно известные, прославленные сорта сирени французской, голландской, немецкой селекции – такие как «Бюффон», «Маршал Фош», «Сенсация», «Мадам Лемуан» и многие другие. Последний упомянутый сорт белоснежной сирени посвящён жене его автора – того, благодаря кому сирень стала играть первую скрипку в европейских садах в конце XIX века – французского селекционера Виктора Лемуана. Именно этот потомственный садовод и владелец питомника «Лемуан и сыновья» в Нанси, экспериментируя с сиренью (она принадлежит к семейству маслиновых, произрастает в природе на Балканах и была давно известна европейцам), вывел десятки выдающихся сортов, которые мы, подчас не зная того, пестуем в своих садах, так как традиционно именно они в основном и поступают в продажу в садовые центры.

А вот с другой стороны, в таком же порядке, так же, как и иностранные сорта, от белых к лиловым и маджентовым, высажены сорта советской селекции. Тут есть сирени, названные в честь героев Великой Отечественной войны – «Маршал Василевский», «Защитникам Бреста», «Константин Заслонов». Получившие имена писателей и художников – «Леонид Леонов», «П.П.Кончаловский». Отважных лётчиков – «Валентина Гризодубова», «Полина Осипенко», «Капитан Гастелло», «Алексей Маресьев». Больших друзей Советского Союза – «Поль Робсон», «Джавахарлал Неру». И просто любимых женщин селекционеров – «Олимпиада Колесникова», «Дочь Тамара», «Внучка Леночка». Голубые, лиловые, пурпурные, розовые, белые, простые и махровые, почти полностью забытые, как и имена, которые они носят, эти сирени – осколки разбитого вдребезги советского прошлого.

Сорта сиреней советской селекции сегодня редко встретишь в продаже, размножением большинства из них почти никто не занимается, а некоторые безвозвратно утрачены. Фамилии их создателей, вроде великого Леонида Колесникова, скромника дворянского происхождения, фронтовика, который днём работал шофёром на автобазе, а вечерами скрещивал сорта сирени, за что в конце концов получил Сталинскую премию, не учат пионеры на уроках ботаники, да и пионеров тех уже давно нет. Колесниковский сиреневый сад на Соколе вырублен много лет назад. Тем ценнее редкие места, где коллекции советских сортов сирени сохранены – вроде Ботсада МГУ, где её заложил на общественных началах в 1974 году ещё один великий чудак, ученик Колесникова, пенсионер-фронтовик В.Д.Миронович.

Судьба сирени отечественной селекции, увы, характерна для нашего отношения к собственным культурным традициям в целом. Как и во всём остальном, в садово-парковой моде мы привыкли искать вдохновения на Западе – и часто забываем, что за нашими плечами лежит своё, богатое и интересное прошлое. От измайловских вертоградов Алексей Михайловича до императорских парковых ансамблей Петергофа и Павловска, от трудов по садовому искусству Андрея Болотова и Николая Львова до типовых приусадебных цветников Арнольда Регеля начала XX века по мотивам русских народных орнаментов, от романтических Монрепо и Царицыно до артистических Поленово и Абрамцево – в России есть огромный опыт разбивки выдающихся садов и парков. Знаете ли вы, например, что Берсеневская набережная в Москве названа в честь крыжовника, который по-старорусски назывался берсенем – именно здесь, напротив Кремля, были царские плодовые сады. В Архангельском у Юсуповых, по воспоминаниям, в оранжереях росли тысячи столетних лавровых и померанцевых деревьев, а у Демидова в Нескучном саду над Москвой-рекой была собрана коллекция экзотических растений, равной которой не было во всей восточной Европе. Ну и, наконец, известно ли вам, что именно колесниковская сирень «Красавица Москвы» – сорт с розовато-белыми крупными махровыми цветками, выведенный в 1947 году, – официально признана самой красивой сиренью в мире?!

Что вообще такое «русский стиль» сада? Тут нужно, чтобы, как в стихотворении Огарёва, «вставало солнце, птички пели, тянулся за рекою дол, спокойно, пышно зеленея, вблизи шиповник алый цвёл, стояла тёмных лип аллея». Барочное Кусково, пейзажные Кузьминки, готическое Царицыно, Архангельское, где гением Юсуповых были синтезированы сразу три садово-парковых стиля – итальянский, классический и английский, Горки Ленинские, где сохранились в неприкосновенности усадебный быт и дворянский парк с аллеями, каким он был в начале XX века, наконец, творческие усадьбы Поленово и Абрамцево – в Москве и её окрестностях, к счастью, сохранилось немало мест, прекрасно раскрывающих эту тему, ну а в Петербурге квинтэссенцией русской парковой традиции, творчески переосмыслившей сразу все европейские подходы, стал, конечно же, Павловск: в нём есть и торжественность, и меланхолия.

Но не стоит забывать и скромный провинциальный усадебный сад, которых были тысячи по всей России, – тот самый, из которого писал Тургенев Флоберу: «В аллеях деревенского сада, полного сельских благоуханий, земляники, пения птиц, дремотных солнечного света и теней, а кругом-то двести десятин волнующейся ржи – превосходно! Выходишь оттуда, как после не знаю какой мощно укрепляющей ванны, и снова вступаешь в обычную житейскую колею».

Сирень, наряду с жасмином (по-научному, чубушником), несомненно, две главные примы этого усадебного русского сада. Кстати, весьма характерно, что с чубушником произошла такая же история, как с советской сиренью, – есть множество сортов, выведенных селекционером-энтузиастом, ботаником Николаем Кузьмичом Веховым на основании лемуановских сортов в Мещерском дендропарке в Липецкой области, гораздо более, чем лемуановские, зимостойких. Но, увы, найти эти сорта – «Воздушный десант», «Лунный свет», «Эльбрус» и многие другие – сейчас практически невозможно, можно только полюбоваться ими – в том же Ботсаду МГУ, на ВДНХ или в частных коллекциях садоводов-энтузиастов.

Пора, пора возвращаться к корням и сажать у себя возле дома сирень отечественной селекции – благо, с ней ситуация куда лучше, чем с жасмином, потому что лучшие сорта Колесникова давно и с успехом производят питомники Восточной Европы, откуда к нам сейчас поступает большинство посадочного материала. Вот пять сортов, которые каждый уважающий себя садовод (и патриот России!) просто обязан иметь у себя на даче, любоваться ими, гордиться и показывать соседям:

1. «Красавица Москвы» (на фото). Этот сорт, который считается многими самым выдающимся произведением Колесникова, широко известен в Европе, что обеспечило ему счастливую судьбу и популярность. В роспуске бутоны розовато-лиловые, потом становятся розовато-белыми и постепенно – жемчужно-белыми. Суперхит сада!

2. «П.П.Кончаловский». Великий русский художник не только обожал сирень, сажал в своём саду, многократно рисовал её, но и лично дружил с селекционером Колесниковым. А тот в ответ вывел в 1956 году этот сорт, для которого характерны необыкновенно крупные, до тридцати сантиметров в длину, соцветия. Цветки у этой сирени махровые, голубовато-лиловые – классика жанра!

3. «Капитан Гастелло». Лётчики были кумирами советских людей, и Леонид Колесников вывел несколько сортов, посвящённых их подвигам. Цветки у всех этих сиреней – с длинными изогнутыми лепестками, своей формой напоминающие пропеллер, а названы они в честь Полины Осипенко, совершившей первый беспосадочный полёт Москва-Владивосток, и героев Великой Отечественной войны – Алексея Маресьева, Валентины Гризодубовой и Николая Гастелло. Сирень «Капитан Гастелло» – из них самая эффектная, тёмная, насыщенно-пурпурная в роспуске, лиловая в полном цветении.

4. «Советская Арктика». Из нескольких сортов белых сиреней авторства Колесникова эта, несомненно, самая запоминающаяся и по цветению, и по названию. Цветки махровые, с лёгким жёлтым отливом, соцветия крупные, а сам куст – мощный, высокий. Если не найдёте этот редкий сорт, спросите ещё одну колесниковскую белую сирень – сорта «Галина Уланова», названную в честь великой балерины.

5. «Олимпиада Колесникова». Этот сорт сирени селекционер посвятил жене и соратнице, ухаживавшей за его сиреневым садом на Соколе в годы войны, и вложил в него всю свою любовь к верной спутнице. Зацветает он одним из первых, в узких соцветиях сначала наливаются пурпурные бутоны, а потом из них раскрываются нежно-розовые махровые цветки: в этом контрасте – вся его прелесть.

Разумеется, этими сортами список колесниковских сортов не исчерпывается: можно уверенно порекомендовать и пурпурные «Красную Москву» и «Индию», и голубоватый «Небо Москвы», и многие другие, не говоря о сортах, выведенных уже во второй половине ХХ века продолжателями дела Колесникова. Собирать коллекцию этих удивительных сиреней у себя на даче – благодарное дело: от года к году сирени цветут всё обильней, не требуя особого ухода, зато каждую весну приглашая хозяина, по словам Ахматовой, «владеть цветочным садом, где шелест трав и восклицанье муз». Год 75-летия Победы – самое время приступить к этому благородному делу.