Выйти из тени

Чёрные дома – мировой тренд, набирающий популярность. Комментирует Марина Ямпольская.

Этот цвет может быть идеальным фоном, чтобы подчеркнуть детали и сконцентрировать внимание на цветовых акцентах, а может и наоборот стать инструментом для создания wow-эффекта. Но чёрный долгое время оставался «в тени, архитекторы и заказчики к графитовым фасадом относились с опаской. Однако за последние несколько лет всё сильно изменилось. Чёрные дома шествуют по улицам мегаполисов и укореняются за городом.

«Чёрный, как маленькое платье Chanel. Он всегда, так или иначе, присутствует в любом архитектурном объёме. С его помощью можно создавать авангардную архитектуру, можно встраивать новые дома в уже построенные города, можно использовать для дизайна простого минималистического фасада. Он – роскошный и никогда не бывает скучным», – комментирует архитектор Илья Цветков, который спроектировал и построил свой загородный дом именно в графитовом цвете.

Как правило, архитекторы используют чёрный и белый для создания контраста. Но если белый – универсальный, прозрачный, то тёмный – насыщенный и эпатажный. Большинство людей считает его мрачным, поэтому чёрный всё ещё редко используют для создания экстерьера и ещё реже – интерьера. Но этот цвет – отличный притворщик. Часто под его оболочкой скрываются белоснежные интерьеры. Причём форма не имеет значения. Фасад может быть строгим и лаконичным, а внутри всё, что угодно – от скандинавской стерильности до авангарда. Простота цвета диктует и широту выбора дизайна.

Молодые российские архитекторы из бюро Vostok спроектировали в Москве на улице Усачёва клубный дом Magnum, фасад которого выкрасили в брутальный графитовый цвет. По замыслу архитекторов, тёмный цвет позволит архитектурному объёму гармонично интегрироваться в пространство и раствориться в нём, не нарушая структуру и атмосферу района. При этом, благодаря необычным фасадам с закруглёнными углами, здание уже стало своего рода архитектурной доминантой Хамовников.

Этот же бунтарский чёрный лег в основу дома «Композиция 44» в Хамовниках от звёздного столичного бюро «Цимайло, Ляшенко и партнёры». По словам Николая Ляшенко, архитектурный контекст района, безусловно, задал направление мысли для архитекторов проекта: «Нам не хотелось делать прямые реплики конструктивизма, он, скорее, стал отправной точкой для творческого поиска. Конструктивизм зародился в 20-30 гг. ХХ века, и мы с большим уважением относимся к тому времени, как к культурному событию. Это был период новаторства и бунтарства в творчестве. И одним из важнейших течений того периода стал супрематизм. Он, фактически, является некой частью конструктивизма. В то время архитектура и искусство были крайне тесно связаны. И за основу мы взяли Малевича и его композицию «в красном углу», где впервые был представлен «Чёрный квадрат». Это событие стало знаковым для всех творческих сфер того времени, послужило оно вдохновением и для нас. Общее цветовое решение также напрямую отсылает нас к русскому авангарду, где чёрный, золотой и красный были одними из наиболее часто используемых цветов».

В скандинавских странах в этот цвет дома окрашивают часто не только потому, что в условиях дефицита солнца он лучше поглощает и удерживает тепло, а также по той причине, что краски изначально изготавливались из натуральных материалов, где в основе была каменная порода. Благодаря чему такие фасады устойчивы к непогоде. Шведы, норвежцы, англичане умеют бережно относиться к солнечной энергии, используя всё тот же чёрный или терракотовый цвет.

Японцы, например, чтобы добиться от дерева насыщенного яркого тёмного оттенка, жгут свои дома. Обожжённая, промасленная древесина идёт в ход для отделки фасадов. Кроме того, считается, что эта огненная технология позволяет «запечатать» поры дерева, чтобы не допустить выход смолы. Законсервированные по такой технологии дома служат дольше и красиво стареют.

Провокационные чёрные дома можно увидеть и в Европе, и в Америке, и в России. Так, недалеко от немецкого Мюнхена после реконструкции отель Bühelwirt стало не узнать. Для его создания владельцы пригласили итальянскую архитектурную студию Pedevilla Architects и попросили сделать не просто новое, но и современное здание. Новый корпус чёрный только снаружи – внутри светлый, дистиллированный, скандинавский интерьер.

Построенный на юге Франции Maison Noire (что буквально переводится, как «чёрный дом») облицован стальными листами. Этот высокопрочный материал позволяет делать стены очень тонкими и проделывать с ними любопытную игру света.

В нашем климате так с материалами не поиграешь. Поэтому чаще всего это каменные строения, которые архитекторы деликатно вуалируют в чёрный. Проект авангардного дома, расположенного в посёлке художников Сокол в Москве, был разработан архитектурно-строительным бюро «АСБ Карлсон и К». Местные жители называют его «чёрным квадратом», а сам автор — «инь-ян» из-за чёрно-белого цветового решения фасада. Основной жилой объём, облицованный чёрным камнем, гараж и высокая пирамида кровли выкрашены в белый цвет. Игра цветов и фактур продолжается и в интерьере дома.

Дом-дача «VolgaHause» в Тверской области от бюро Бернаскони стал обладателем архитектурной премии ArchiWood. Он построен в минималистичном стиле на месте бывшего пастбища. Обшивка дома и террасы из чёрных деревянных досок контрастирует с белоснежным пространством внутри.